Главные события:

Луис Ортис – заброшенный “Кинг Конг”

Luis-Ortiz (Копировать)

Луис Ортис

Американский спортивный журналист Джозеф Хирш рассуждает о перспективах 38-летнего кубинского супертяжеловеса Луиса Ортиса (27(23)-0-0).

“Есть определенный тип боксеров, которых организаторы боев избегают, когда ищут соперников для своих боксеров. Это обычно левша (хотя не всегда), и его часто считают неловким (имея в виду, что даже если ваш боксер победит его, он может выглядеть отнюдь невыигрышно). И, кроме того, этот боксер обычно известен разве что самым ярым боксерским фанатам и не может привлечь особого интереса у тех, кто не является ярым болельщиком (билеты на бой с ним продаются не очень активно).

Один из таких ребят – боксер полутяжелого веса Айзек Чилемба. Другой, который, я думаю, уже опоздал на бои за титул – это кубинец Луис Ортис.

Я понимаю все аргументы против того, чтобы дать возможность хитрому кубинскому тяжеловесу драться за титул с Деонтеем Уайлдером (которого экс-чемпион в супертяжелом весе Шеннон Бриггс называет Бьонсе Уайлдер) или подтвердившим свой высокий класс Энтони Джошуа. Дело в том, что в прошлом Луис Ортис проваливал допинг-тест. Кроме того он был участником самого худшего боя против Малика «Короля» Скотта.

Нужно отвечать на каждый пункт отдельно. Когда в пробе Луиса Ортиса нашли нандролон, его адвокат сказал, что этот гормон мог появиться в крови Ортиса после того, как он поел конину. Многие смеялись над этим объяснением, считая это полной ерундой, но это гораздо логичнее, чем кажется на первый взгляд.

Известно, что определенные стероиды и гормоны роста, которые запрещены в США, могут оказаться в говяжьем мясе, которое потом оказывается на столах к югу от границы, и что кубинское блюдо Tasajo (вяленое мясо) по традиционному рецепту готовится с кониной, что означает, что Ортис мог употребить мясо, напичканное гормонами, не зная об этом.

Употребление конины под строгим запретом в Америке, хотя есть несколько скотобоен, где лошадиное мясо готовят на экспорт, и возможно, что Ортис оказался в безвыходной ситуации, когда в его пробе обнаружили запрещенный препарат.

Если бы он признал, что ел конину, он бы подтвердил, что нарушил местный закон, закон штата и федеральный законы (и даже международные законы, если мясо прибыло с Кубы или из Флориды по старым каналам).

Если забыть о вопросе с кониной, многие люди, ранее считавшие Луиса Ортиса одним из самых избегаемых соперников и наименее часто упоминаемых тяжеловесов, предпочли вообще забыть о нем после его невзрачного боя против постоянного претендента на титул Малика Скотта. Для тех, кто не видел этот бой (или тех, кто видел, но хотел бы стереть это пятно из своей памяти), бой был самым жалким поединком с 1997 года, когда у Оливера Маккола случился нервный срыв во время реванша с Льюисом.

Малик Скотт, казалось, включил режим выживания с самого начала, еще до того, как начался бой. Рефери боя пришлось остановить бой в середине первого раунда и сделать боксерам внушение из-за неактивности. Малик был даже не на вторых ролях: он вел себя так, словно дрался на беговой дорожке, установленной на спуск, убегая каждый раз, когда Ортис приближался к нему, хотя Ортис отлично резал углы на ринге.

Когда Луис Ортис подходил достаточно близко, чтобы нанести удар, Скотт падал на канвас еще до удара, словно, практиковался перед нокаутом. Луис Ортис отправил его на канвас в 4-м раунде. Бой для Скотта должен был закончиться уже тогда, но рефери дал ему бонус, досчитав до 14, вместо 10, как сказали комментаторы этого поединка.

Когда Ортис отправил Скотта в нокдаун второй раз, Скотт заявил, что это был удар в затылок, хотя это было не так. Когда он не жаловался рефери или бегал по рингу к стыду Ланса Армстронга, Малик Скотт высовывал язык, ухмылялся и продолжал портить всем вечер.

По ходу боя было больше криков «фу», чем поощрительных криков, и все, включая боксеров, казалось, вдохнули с облегчением, когда вечер закончился. Луис Ортис мог быть мастерским каунтерпанчером, но Скотт бил недостаточно, чтобы у Ортиса была возможности наносить контрудар.

Бой оставил неприятное послевкусие у болельщиков, которые помнят, что Деонтей Уайлдер нокаутировал Малика Скотта в первом же раунде с мощного удара правой, который, может, и не был блестящим, но сделал дело сразу после левого хука. Некоторые болельщики считают, что в поединке с “Бронзовым Бомбардировщиком” Скотт сделал это случайно, но все те, кто пытались рассмотреть «иллюзорный удар» в поединке Али-Листон II, знают, что эти споры – пустая трата времени, и они вызывают больше споров, чем решают. Никто, кроме Скотта не знает, что пытался ли он просто притвориться в бою с Деонтеем Уайлдером, или он действительно был потрясен.

Суть в том, что, как говорят, для танго нужно два человека, и если ветеран с таким большим опытом, как Малик Скотт, настроился на то, чтобы просто выжить в поединке против Ортиса в течение 12 раундов, Луиса Ортиса нельзя винить, что бой был такой ужасный. Его следующий бой с Дэвидом Алленом доказал, что когда боксер выходит драться, Луис Ортис по-прежнему неотразимый боксер с мощным ударом, выдержкой, безжалостным апперкотом, поразительной скоростью и умением пробивать любую защиту. Он обладает всеми инструментами, чтобы потревожить покой любого тяжеловеса из топ-10.

Сказав это, получит ли он свой шанс, или организаторы боев продолжат защищать свои вложения, отказываясь даже произносить его имя? Это важный вопрос, так как это показывает разницу между промоутером, защищающим здоровье боксера и теми, кто вредит репутации своего боксера, создавая впечатление, что они избегают соперника.

Легендарный тренер Кас Д’Амато делал все, что было в его силах, чтобы Флойд Паттерсон не встретился с Сонни Листоном, и когда Паттерсон начал давить на Д’Амато, чтобы тот организовал бой, и Кас послушался, мудрость Д’Амато подтвердилась, когда Паттерсон побывал в нокауте два раза подряд.

Некоторые считают, что команда Мэйвезера делала все, чтобы избежать Антонио Маргарито, и, учитывая, что мы позже узнали о том, что Маргарито использовал специальный состав для обмоток, с содержанием кальция и серы, которые при взаимодействии с кислородом образовывали гипс, решение команды Мэйвезера оказалось мудрым и дальновидным.

Поставьте себя на место Эдди Херна, продвигающего Энтони Джошуа. Вспомните, как Ларри Мерчант из HBO однажды сказал, что бокс – это спорт, борьба за приз и бизнес. Если у вас есть боксер, способный окупить стадион Wembley (и даже увеличить его вместимость с 80 000 до 90 000 зрителей на время своего боя), вы захотите защитить своего боксера как чемпиона , но также и обеспечить ему достойного соперника, чтобы в случае его победы можно было перехватить победителя и начать продвигать его (Дон Кинг был известен подобной стратегией, но не он ее изобрел, и он был не последним, кто использовал ее).

Некоторые боксеры так широко известны, то могут окупить любую площадку независимо от того, какой соперник. Не будем умалять достоинства Лиама Смита, но Канело Альвареса так любят в Мексике, что он спокойно мог бы заполнить стадион Cowboys в сентябре 2016 года, даже если бы дрался с неизвестным соперником, а не со Смитом. Люди платили, чтобы увидеть Канело, так же, как англичане готовы платить за то, чтобы увидеть Энтони Джошуа. Они гораздо меньше хотят платить, чтобы посмотреть на Луиса Ортиса.

Для организаторов поединков Луис Ортис – рискованный соперник, а прибыль невысока. Он левша, кубинский боксер с потрясающим любительским рекордом и непростым стилем. Он не побеждал мировых чемпионов, хотя постоянно стучался в их двери и он разнес большинство своих достойных соперников (если не считать Малика Скотта и еще пары боев, которые остались без решения).

Его критикуют, что он порой не в форме. Но источники, которые знают его, говорят, что он тренируется очень усердно, а борьба за призы – это не конкурс красоты.

Ортис правильно решил, что гораздо важнее, как он себя чувствует, чем как он выглядит, и тяжеловесу нет смысла иссушать себя или пить слишком много воды перед тем, как выйти на ринг.

Мужчины, которые кажутся толстыми, могут быть поразительно быстрыми, как, например, Джеймс Тони. Один болельщик даже подколол Тони: «Чем он толще, тем он лучше».

Если, скажем, Энтони Джошуа дал бы Луису Ортису шанс, или судьбе было угодно сделать Ортиса обязательным соперником, и если Ортис выиграл (а это большое «если», так как Джошуа считается проверенным временем, боями и Кличко), тогда Энтони Джошуа увидел бы, как его звезда закатывается, а мужчину, который мог бы запросто заполучить 7 миллионов фунтов, сбрасывает с трона человек, которому трудно было бы забить полностью простое казино.

Для Луиса Ортиса сравнение с кубинским коллегой Гильермо Ригондо, довольно уместно; оба мужчины имеют потрясающую технику, но крайне мало возможностей показать это на высоком уровне. И то, что Луису Ортису скоро 40, лишь означает, что его ситуация более критическая.

Если он не сможет заполучить Энтони Джошуа на ринг в течение 2 лет, и если Деонтей Уайлдер избежит его, то его лучший шанс побороться за пояс – это бои за титулы WBO Джозефа Паркера или Хьюги Фьюри.

Конечно, любой бой, в котором принимает участие человек с фамилией Фьюри, может отмениться из-за травм, проблем с законом, срывов переговоров или проблем с психикой, и если это случится до сентября, то WBO может сделать Ортиса поздней заменой Фьюри.

Я бы хотел, чтобы это произошло, но если этого не случится, будет трудно обвинять какого-либо чемпиона в том, что они готовы рисковать своим поясом против Луиса Ортиса. Несмотря на недоброжелателей, что-то говорит мне, что причина, по которой многие избегают Ортиса, не в проваленном допинг-тесте, а скорее в том, что Луис пугает своих возможных соперников.

Луис Ортис, по словам Дэвида Аллена, просто «страшный монстр, который слишком много знает».

Комбинация техники и фактора устрашения психологически подавляют. Когда смотришь на него перед боем (особенно, перед боем с Малика Скотта), его глаза словно впиливается в своего соперника, и их спины покрываются мурашками (в бою Скотта с Ортисом, я никогда не видел никого таким напуганным, как Скотт, побежденным еще до начала боя, с тех пор, как Майк Тайсон буквально уничтожил Майкла Спинкса).

Одна история об Ортисе выбивается из нашего интервью, когда он объясняет свой переезд с Кубы в США тем, что его дочь нуждалась в высококачественной медицинской помощи, и что он боролся за лучшую жизнь для себя и своего ребенка.

Я думаю, что это очень мило с его стороны. Уже через несколько минут Ортис сказал, что его дочери пришлось потерять палец, и ему пришлось попросить доктора отрезать себе пальцы, чтобы у него было все, как у дочери. Мне показалось, что это было мучительно и немного страшно.

Представьте себе – драться с кем-то, у кого такая психика, и становится легче понять, почему никто не спешит драться с “Кинг Конгом”, даже несмотря на то, что он стареет.

Новости бокса от Александра Колесникова

Фото: boxingnewsonline.net
Метки: , , , , , ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

2 ВОПРОСОВ и ОТВЕТОВ

  1. Спасибо – замечательная аналитика самой сути боксёра Ортиса – монстра Бокса!

    Thumb up 0 Thumb down 0

  2. Конгу всхуднуть маленько и в Супер Серию записаться.

    Thumb up 0 Thumb down 0

Оставить Ответ