Главные события:

Пьедестал бокса: Султан Ибрагимов

Пьедестал бокса: Султан Ибрагимов (1)

Султан Ибрагимов

Сегодня дебют нашей новой рубрики «Пьедестал бокса», в которой мы будем регулярно рассказывать о тех, кто приносил и продолжает приносить славу отечественному боксу, начиная с 1952 года (когда советские боксеры впервые выступили на международном ринге) и заканчивая нынешними временами. Вспомним о тех кого, увы, уже нет среди нас и дадим слово здравствующим.

Начнем с рассказа о серебряном медалисте Олимпийских игр-2000 в тяжелом весе (до 91 кг), бронзовом призере чемпионата мира-2001, финалисте чемпионата Европы-2000, двукратном чемпионе России (1999, 2001), чемпионе мира в тяжелой весовой категории среди профессионалов по версии Всемирной боксерской организации (WBO) СУЛТАНЕ ИБРАГИМОВЕ.

«В ПЕРВЫХ СПАРРИНГАХ УРОНИЛ ПРИЗЕРА ЧЕМПИОНАТА РОССИИ»

Султан, больше девяти лет прошло с тех пор, как вы повесили перчатки на гвоздь, завершили боксерскую карьеру, уложившуюся в десять лет. Как вы ее оцениваете с высоты своего нынешнего 42-летнего возраста? Можете твердо сказать самому себе: «я собой доволен»?
В целом положительно, хотя однозначно сказать, что собой доволен, конечно, не могу. Например, в профессионалах, где соперники были, образно говоря, в два раза больше меня, мне с моими данными средневеса удалось добиться титула чемпиона мира в тяжелом весе по одной из трех самых престижных версий – WBO. Пробыть в этом статусе восемь месяцев, достойно провести объединительный бой за три пояса, что далеко не у всех получилось в карьере.

Что касается любительского периода, я часто возвращаюсь в мыслях к его апогею – финальному бою с Феликсом Савоном на Олимпийских играх 2000 года в Сиднее, десятки раз просмотрел видеозапись этого поединка…Я и тогда не сомневался, а сейчас просто уверен в том, что мы в тот день ошиблись с тактикой. Конечно, история не терпит сослагательного наклонения, но, тем не менее…

Видимо, предполагая, что Савон будет в своей излюбленной манере постоянно атаковать, тренеры дали мне установку боксировать “вторым номером”, работать на опережение. А он построил поединок совершенно по-другому, не решился идти в открытый бой – действовал очень осторожно, боясь нарваться на удар. В итоге я, привыкший к дисциплине, потерял слишком много времени, прежде чем решился поменять тактику. А пошел бы с первых минут вперед, начал сразу драться, ломать соперника, мог бы завершить бой в свою пользу, поскольку к концу Савон явно подустал, начал плыть, пропуская удары. К тому же у него было рассечение… Смотрю сейчас видеозапись – вижу отчетливо все это снова и оттого еще более обидно. Очень жаль, конечно, что поздно спохватился. Когда стало что-то получаться, время уже закончилось… Но что теперь?! Ничего уже не вернешь…

Снится этой бой?
Нет, бокс мне не снится. Но наяву продолжаю за ним пристально следить. Болею за наших ребят. В курсе всех перемещений в рейтингах главных профессиональных боксерских версий. Вспоминаю, как во время профессиональной карьеры приходилось по пять-шесть месяцев жить в США. За тысячи километров от дома, в условиях, мягко говоря, далеких от тех, в которых вырос, рос, жил в период выступлений за национальную сборную России. Психологически это очень давило – постоянно хотелось вернуться. Да и физически не просто было – по две-три тренировки в день. Нагрузки огромные. Мечтал, помнится, когда же все это кончиться, когда не надо будет вставать каждое утро на пробежку, отказывать себе во многом ?! А сейчас понимаю, что это были самые лучшие и счастливые времена в моей жизни, наряду с теми, которые провел в любительской сборной России.

Султан Ибрагимов – Феликс Савон (видео)

С огромной теплотой и с ностальгией вспоминаю всю команду, с которой я шел к поставленной с первого дня цели – стать чемпионом мира среди профессионалов: врача, массажиста, менеджера, промоутеров, тренеров, спарринг-партнеров…Сейчас уже несколько иначе смотрю на это: убеждаюсь, что мы были, как одна семья, объединенная четкой задачей, которую удалось решить в июне 2007 года. Со многими из них я до сих пор перезваниваюсь, переписываюсь в соцсетях. С тем же Джеффом Мэйвезером, например. Вот буквально за час до нашей встречи общался с Энтони Чиллом Уилсоном, который сейчас трудится по контракту в Дубае, «Скучаю, чемпион, по работе с тобой», – говорит…
Постоянно на связи с Рамазаном Абачараевым, которого считаю своим братом. Он и его семья с самого начала моей карьеры помогали мне и в боксе, и в жизни. Рома всегда был рядом, Когда я перешел в профессионалы, он стал моим промоутером. Я слишком многим ему обязан! Не будь его поддержки, не состоялся бы и я как боксер, а такое нельзя забывать. Сейчас видимся, к сожалению, реже, но это не мешает нам дружить семьями…

Вы упомянули о начале своей боксерской биографии. Я помню, как в конце 90-х годов вы вместе со своим первым тренером Анатолием Черняевым стали появляться на сборах национальной сборной, на которые…вас никто не приглашал…
Да, было такое. В 1998 году. У меня к тому времени за плечами было пять лет занятий боксом, которым увлекся когда, приехав из Дагестана в Ростов-на-Дону, поступил учиться в финансовый техникум. Поначалу боксировал сам по себе, а потом – под руководством Анатолия Тимофеевича Черняева, который стал вывозить меня на тренировочные сборы национальной команды. В качестве спарринг-партнера для ведущих боксеров. Деньги на эти поездки я искал сам. Как раз в то время мне и начал помогать Рамазан Абачараев, который разглядел во мне будущего хорошего боксера, поверил в мои перспективы.

Я тогда, кстати, впервые узнал, что такие сборы вообще существуют. Не забуду, как во время вольных боев с моим участием тренеры оставляли своих учеников и шли смотреть на меня, потому что я рубился со всеми. Дрался отчаянно. В буквальном смысле этого слова. По-другому боксировать в тот момент просто не умел, хотя в одном из первых же спаррингов уронил призера чемпионата России…

Пьедестал бокса: Султан Ибрагимов (2)

Николай Хромов

На первом своем чемпионате страны, прошедшем в Белгороде, проиграл в первом же бою, но главный тренер сборной Николай Дмитриевич Хромов тогда уже обратил на меня внимание, взял под свою опеку – начал подсказывать, помогать. Через год я выиграл чемпионат страны в Челябинске – победил в финале с нокдауном чемпиона Европы, участника Олимпийских игр Игоря Кшинина и заслуженно «застолбил» за собой в сборной место первого номера в тяжелом весе.

«С САВОНОМ НАДО БЫЛО ДРАТЬСЯ, А НЕ ЖДАТЬ…»

Можете вспомнить свою первую международную победу в этом качестве?
В апреле 1999 года в товарищеских матчах с американцами в США. Я, кстати, выиграл там оба боя, а первый – досрочно в третьем раунде у Дэваррила Уильямсона, того самого, который потом, став профессиональным бойцом, побеждал Кори Сандерса, Оливера Маккола, ирландца Кевина Макбрайда, выигравшего в свою очередь у Майка Тайсона.

Впечатляет ваш рывок в любительской карьере: что называется, с места в карьер – в 1998 году не умели, как сами выразились, толком боксировать, а в 2000-ом – уже участвовали в Олимпийских играх, завоевав там серебряную медаль…
До этого было еще и серебро на чемпионате Европы, прошедшем в Тампере за четыре месяца до Олимпиады. Правда, о нем тоже не самые лучшие воспоминания, поскольку в финале в буквальном смысле собственными руками отдал победу французу Жаксону Шанье

Черт попутал, как написала потом одна из газет…
На самом деле там произошло вот что. Я полностью контролировал бой, но тренеры, тем не менее, увидели некоторую пассивность в моих действиях и перед последним раундом слегка поругали меня в углу. Это зацепило. Решил исправиться, может быть, даже закончить досрочно, когда…это уже не надо было делать. Оставалась минута до конца, счет был 7:3 в мою пользу – титул чемпиона Европы лежал, можно сказать, уже в кармане. Просто отбегать надо было и все, а я, не прекращая атак, нанес удар, ставший для меня роковым. Бил в живот, но француз в этот момент, видимо, тоже желая меня достать, сделал скачок, и я неумышленно попал ему ниже пояса. Он с диким криком рухнул, начал кататься по настилу…В итоге его унесли на носилках, а меня дисквалифицировали. Больше того, я лишился и приза лучшего боксера чемпионата, которым, как я позже узнал, меня планировали объявить.

Пьедестал бокса: Султан Ибрагимов (3)

Султан Ибрагимов

Врач нашей сборной потом рассказал мне, что от вашего удара у Шанье…лопнул бандаж, осколки которого впились ему в пах. Как вам это удалось в перчатках, в которых кулак-то по-настоящему нельзя сжать? Ни о чем подобном ни до, ни после не приходилось слышать..
Мне трудно это объяснить. Сам, если честно, этот бандаж не видел. Но думаю, что Шанье все-таки не настолько пострадал, чтобы так кувыркаться в ринге, как он это сделал после удара. Устроил цирк, поняв, что это единственный его шанс спасти бой. У него это получилось – стал в итоге чемпионом, хоть и горизонтальным, как говорят в таких случаях. Но через четыре месяца мы вновь встретились – в четвертьфинале Олимпийских игр и я показал ему его место, доказал еще раз, кто из нас действительно сильнее. Из Сиднея, благодаря этой моей победе, он уехал без награды, несмотря на то был там подготовлен значительно лучше, чем в Тампере.

Мало кто тогда знал, что за месяц до Олимпиады вы пережили сильнейший стресс в связи с гибелью в автокатастрофе родного старшего брата Гаджи…
Сказать, что эта трагедия повлияла на мое выступление в Сиднее, значит, ничего не сказать. Когда это случилось, первая мысль была – вообще отказаться от участия в Играх, но меня отговорили, убедив, что Гаджи бы этого не одобрил. Он был уверен в том, что я вернусь из Сиднея с победой, начал даже готовиться к этой встрече, заранее приглашал гостей…

После предпоследнего сбора в Кисловодске я вместе с ним не сомневался в своем успехе, поскольку чувствовал себя в прекрасной форме. Но это несчастье меня сломало, я, выражаясь боксерским языком, перестал дышать на ринге. Во Владивостоке, где прошел заключительный этап подготовки, в какой-то мере сумел восстановиться, но все равно до былой физической кондиции так и не дошел. Почувствовал это уже в первом бою против никому не известного боксера из Самоа. Третий раунд, а на этих Играх боксировали четыре раунда по две минуты, даже проиграл со счетом 1:6, но потом сумел собраться и нокаутировать его…

Далее был Шанье, а в полуфинале с преимуществом в пятнадцать ударов победил грузина Владимира Чантурия. Несмотря на пережитое, бился за двоих, постоянно думал о брате. Когда судья в ринге поднимал мою руку, знал, что среди тех, кто радуется моей победе, есть и Гаджи. Жаль, повторюсь, что в решающем бою против Савона слишком поздно начал действовать так, как надо было…Не знаю, может быть, я ошибаюсь, но мне тогда показалось, что в нашем тренерском штабе психологически не были готовы к моей победе над двукратным олимпийским чемпионом, шестикратным чемпионом мира, не делали на меня ставку, посчитав что попадание в финал – уже хороший результат для дебютанта. С таким настроем и вывели на этот бой, дав и соответствующую установку. А я мог Савона в тот день сломать, если бы не стал ждать, когда он сам раскроется…

«ФЕЛИКС УШЕЛ РАНО…»

Несмотря на поражение в финале, специалисты очень высоко оценили тогда ваш боксерский потенциал, отметив, что вам удалось дойти до финала притом, что использовали примерно семьдесят процентов своих возможностей. А что помешало выиграть у Савона в вашем первом с ним бою, прошедшем в марте того же года на международном турнире в Чехии?
Перед поездкой туда я сильно простудился. Стоял даже вопрос об отказе от этих соревнований. Но все-таки поехал – дошел там до полуфинала, где встретился с Савоном. Выигрывал после третьего раунда с разницей в три удара, но в итоге не хватило «дыхалки» удержать преимущество…После поражения в олимпийском финале больше всего хотел снова встретиться с Феликсом – знал уже, как против него работать. Очень огорчился, узнав о его решении завершить боксерскую карьеру! Когда эта новость появилась в средствах массовой информации, мне домой стали звонить друзья – поздравляли, говорили, что теперь, мол, мне никто не мешает стать первым в мире в своей весовой категории. А я слышать об этом не хотел, поскольку уже начал рисовать в мыслях наш следующий бой, который непременно провел бы в том тактическом ключе, которого Савон всегда избегал. Увы, этому не суждено было сбыться. Рано ушел «Железный Феликс», слишком рано…

Пьедестал бокса: Султан Ибрагимов (4)

Феликс СавонСултан Ибрагимов

После сиднейских Игр некоторые ваши именитые партнеры по сборной, завоевавшие там медали, в частности, Олег Саитов и Раимкуль Малахбеков, взяли паузу, чтобы отдохнуть и восстановиться. Вы же решили участвовать в чемпионате мира 2001 года в Белфасте. Почему?
Потому что по сравнению с Олегом и Раимом мой стаж в большом боксе был в тот момент ничтожно мал и я еще не успел устать от него. Честно прошел отбор. Выиграл сначала международный турнир в Пловдиве, став заодно лучшим боксером этих соревнований. А в апреле в Саратове завоевал свой второй титул чемпиона России, победив в финале Евгения Архипова.

У тех, кто хорошо знаком с вашей любительской карьерой, сложилось впечатление некой недосказанности. Кажется, что вы там не использовали и пятидесяти процентов своего потенциала. Не забрали то, что, казалось, должны были в соответствии со своим талантом. На чемпионате Европы в Тампере, подарили, по сути, сопернику золотую медаль. На Олимпиаде в Сиднее остановились в шаге от высшей ступени пьедестала почета. На чемпионат мира-1999 в Хьюстоне не попали, поскольку в тот год все первые номера сборной были освобождены от этих соревнований. На чемпионате мира 2001 года снова не получилось победить – только бронза…

У вас у самого нет такого чувства? Ни о чем не жалеете в этой связи?
Разве что о том, что не удалось снова встретиться с Савоном и взять у него реванш. Но по большому счету, какой смысл жалеть, если ничего уже изменить невозможно? А то, что мне не удалось в любителях добиться ни одной громкой международной победы, на все воля Всевышнего. Хотя ту самую главную победу, которую мы вместе с друзьями по сборной – Гайдарбеком Гайдарбековым, Камилем Джамалудиновым и Тимуром Гайдаловым – одержали своей хорошей работой на ринге, никакими наградами не заменить. Я имею в виду настоящий боксерский начавшийся после этого в Дагестане – тысячи мальчишек стали переходить из традиционной для нашей республики борьбы в бокс. На послеолимпийский чемпионат России 2001 года, помнится, приехали восемнадцать (!) дагестанских боксеров. Такого представительства не имел ни один регион страны. В Дагестане у меня никогда не было проблем со спарринг-партнерами на тренировках, чего не могу сказать о Ростове – там достойного соперника в моем весе днем с огнем нельзя было отыскать.

Султан Ибрагимов – Одланиер Солис (видео)

Кстати, на последнем чемпионате России в Оренбурге две золотые медали выиграли представители Дагестана, еще один боец стал призером. А на чемпионате мира в Белфасте я проиграл преемнику Савона Одланиеру Солису. В очень хорошей форме тогда был – два из трех боев до полуфинала закончил досрочно. А Солиса в ринге просто не догнал. Он вообще боксировать не хотел: ударит и бегает по рингу – быстрый был, как «мухач». Но в финале, тем не менее, нокаутировал англичанина Дэвида Хэя. Вынужден был атаковать, поскольку сам в первом раунде оказался в нокдауне…Бой с Солисом стал для меня последним в ранге любителя

А сколько всего их было? Вели такой подсчет?
Нет. Не видел в этом смысла.

В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ БОКСЕ БЫСТРО СТАЛ СВОИМ

После Белфаста на вас, как из рога изобилия, посыпались заманчивые предложения уйти в профессионалы. Но вы, сославшись, помнится, на откровенный разговор с главным тренером сборной Хромовым, заявили, что хотели бы сначала выступить еще на одной Олимпиады и завоевать там золото. Однако в мае 2002 года все-таки стали профессионалом. Что побудило сделать этот шаг?
Во-первых, должен сказать, что предложения перейти в профессионалы я получал и на чемпионате Европы 2000 года. И даже еще раньше. Что стало в результате решающим фактором для меня? Ряд обстоятельств. Я, вдруг, почувствовал, что любительский бокс перестал быть мне интересным. Не сам бокс как таковой, а то, во что он превратился тогда, благодаря непродуманным, на мой взгляд, изменениям в правилах, в экипировке и соответственно в принципах судейства. В актив боксеров в ходе боя стали зачислять не только удары, но и тычки, больше похожие на уколы в фехтовании. Чем больше тычков нанес, тем выше шансы на победу. Стало много безударных боев, обезличивших любительский бокс, уничтоживших суть этого вида спорта.

А взять «правило 20 ударов», по которому бой останавливали, если до начала последнего раунда преимущество одного из бойцов достигало двадцати очков. Что это было? На двадцать тычков отстал в счете и…до свидания! Нелепо, другое слово трудно подобрать, все это выглядело, когда, заботясь, якобы, о здоровье боксера, его, боеспособного, рвущегося в бой, не только лишали возможности продолжать борьбу, но и засчитывали поражение едва ли ни нокаутом. До абсурда доходило, поскольку в случае если разница в счете перед последним раундом составляла не 20 очков, а, скажем, 19, поединок продолжался и к концу счет мог вырасти, скажем, до 42:16. Выходило, что разница в 20 ударов опасна для здоровья, а больше – это ничего. Ну, не глупость ли? Я уж не говорю о том, что, даже проигрывая безнадежно, у боксера всегда есть шанс на лаки-панч. А « правило 20 ударов» отнимало у него этот шанс в последнем раунде.

В общем, мне, которого называли самым бьющим боксером сборной, стало скучно в таком любительском боксе. И когда со своим будущим промоутером Рамазаном Абачараевым я прилетел в Америку, Мекку профессионального бокса, быстро понял, что это мое, что могу тут многого добиться. В профессиональном боксе я быстро стал своим. А первый раз в новом качестве вышел на ринг 25 мая 2002 года в Делрэй-Бич против Трэйси Уильямса, у которого в активе в тот момент было шесть профессиональных боев. Но мне даже одного раунда хватило, чтобы его нокаутировать.

Пятьсот долларов, по слухам, тогда заработали. Это правда?
Уже не помню, если честно.

Почему, отправляясь в США за профессиональным боксерским хлебом, вы выбрали Майами?
Там живет Борис Гринберг, бывший ростовчанин, который стал моим менеджером. Очень много эмигрантов из России, целые кварталы, поэтому я не чувствовал себя одиноким. Конечно же, большую роль сыграл и комфортный для меня теплый климат. Мне сняли квартиру в доме на берегу океана. А что, скажите, может быть лучше для снятия любого стресса, чем утренняя пробежка по пляжу? Со временем, благодаря Абачараеву и созданной им промоутерской компании, которая выкупила бывшее складское помещение и оборудовала его современным инвентарем, у меня появился и именной тренировочный зал…

Одним из ваших тренеров стал легендарный Анджело Данди, бывший наставник Мохаммеда Али, «Шугара» Рэя Леонарда, Джорджа Формэна и многих других звезд большого ринга. Более того, именно вы, как он однажды признался, заставили его снова вернуться к рингу после некоторого перерыва …
Да, это так. И мне было очень приятно, когда после моего шестого боя, он, давая интервью одному из американских телеканалов, сказал, «что, наконец-то Америка может снова увидеть белого чемпиона в супертяжелом весе, которого не было более 50 лет…».

Пьедестал бокса: Султан Ибрагимов (5)

Султан Ибрагимов

Почему вас в Америке прозвали Русским охотником?
Наверное, потому что я пять лет охотился за чемпионским поясом, а потом – за абсолютным титулом.

Пьедестал бокса: Султан Ибрагимов (2 часть)

Борис Валиев, AKBOXING.RU

Фото: zimbio.com

Похожие статьи

Метки: , , , , , , , , ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

3 ВОПРОСОВ и ОТВЕТОВ

  1. Супер, ждём продолжения. Побольше таких воспоминаний о нашем боксе! Достали уже эти непонятные Лумумбы. У нас и своих героев хватает…

    Thumb up 4 Thumb down 0

  2. Очень интересный боксер, давно слышу о нем. Настоящий человек, на таких надо равняться молодым…

    Thumb up 4 Thumb down 0

  3. Спасибо за интервью. Вспомнилось, что Анджело Данди еще сказал, что то, как ведет себя в ринге Султан Ибрагимов, как он чувствует бокс, дает мне право утверждать – мы имеем дело с будущим чемпионом. И еще вспомнилась одни слова Ибрагимова, сказанные после боя с Кличко: “В современном профи боксе очень много мутных подводных течений. Я не хочу в этом участвовать.” А ведь он ушел из бокса тогда, будучи в состоянии зарабатывать немалые деньги в ринге. С нетерпением жду продолжения.

    Thumb up 4 Thumb down 0

Оставить Ответ