Главные события:

Мариуш Вах: Для меня поединок с Поветкиным – это бой за свободу

Мариуш Вах: Для меня поединок с Поветкиным - это бой за свободу (1)

Как ранее сообщалось, Мариуш «Викинг» Вах (31(17)-1-0) фактически будет бороться за свою свободу 4 ноября, когда встретится с олимпийским чемпионом Александром Поветкиным (29(21)-1-0). У польского гиганта давно уже проблемы с промоутерами, и этот бой – его шанс выйти из-под контракта. После этого боя Вах может стать свободным. Ставки очень высоки, так как Поветкин является обязательным соперником в борьбе за титул WBC в тяжелом весе.

Вах утверждает, что 90% гонорара пойдет в карман промоутеров. В своем последнем интервью польскому сайту bokser.org он подробно рассказал о своей кризисной ситуации.

«Отношения между мной и моими промоутерами Мариушем Колодзеем и Джимми Берчфильдом изжили себя. У нас уже давно нет доверия друг к другу, а это важная составляющая успешного делового партнерства. Я приведу пример. Меня изначально включили в Polsat Boxing Night, когда появилась возможность встретиться с Поветкиним, я и начал ждать официальной информации от российской стороны. Затем Джимми Берчфильд отправил мне электронное письмо с предложением. Но это было не изначальное предложение российской стороны, оно было полностью переделано Джимми».

«Я хотел только одного – увидеть изначальный вариант. Я понимал, что мои промоутеры не имеют ни малейшего желания показывать мне текст предложения мистера Рябинского, промоутера Поветкина. Более того, Берчфильд и Колодзей начали давить на меня, чтобы я подписал контракт, предложенный ими. Я понял, что за моей спиной что-то происходит, и решил связаться с моим менеджером Ивайло Готцевым, который, по идее, должен заботиться обо мне и следить за моими промоутерами. Оказалось, что Готцев в отличных отношениях с российской стороной. Кроме того, российская сторона проверила полномочия моего менеджера. В итоге они показали мне оригинал предложения, и мои опасения подтвердились. Финансовые условия их предложения кардинально отличались от того, что мне прислали мои промоутеры»

«В предложении, переданном мне моими промоутерами, ничего не было сказано о правах на телевизионную трансляцию в Польше, а мистер Рябинский гарантировал мне эти права. Таким образом, права на телетранляцию в Польше принадлежат мне. И теперь я могу решать, кто имеет право продавать эти права дальше, а значит, мне не придется платить лишние деньги за бой, и у меня останется достаточно денег. Каждая телекомпания теоретически может купить права на трансляцию боя у меня, хотя, должен сказать, что мы уже вели переговоры с одним телеканалом, и скорее всего, вскоре придем к соглашению.
Увидим, о какой цене мы сможем договориться при продаже прав, но я хочу подчеркнуть, что получив свою часть договора, я мог бы потерять очень много денег, оплачивая проживание в отеле всем спарринг-партрерам, выплачивая им гонорары, а также много денег ушло бы на перелеты. Я потерял бы много денег. Благодаря телевизионным правам, у меня кое-что останется. Оглядываясь назад, я жалею, что не изучал условия каждого боя с самого начала. За всю свою карьеру я ни разу не видел изначального контракта, и это моя ошибка».

«Плохие вещи стали происходить со мной после боя с Кличко. Еще до боя возникло недопонимание. А дальше вы знаете – дисквалификация. Это в прошлом, но время шло, я ждал предложений, хотел восстановить свою карьеру, но предложений не было…Что касается боя с Брайантом Дженингсом…я тоже не видел изначального предложения. И та же ситуация произошла недавно, когда речь шла о бое с Энтони Джошуа. Самое смешное, что отказались как раз британцы. Тренер Джошуа просто решил, что его боксер – будущий чемпион мира, и не было смысла спешить, чтобы не перестараться. Они считали, что на этом этапе я слишком опасен для Джошуа, так как он никогда не дрался на длинной дистанции, и это был риск для него.

А из-за твиттов Мариуша Колодзея все решили, что это я отказался. Из меня сделали дурака, а потом меня начали обсуждать все, кто не понимал, в чем дело. Я узнавал об таких вещах последним, как правило, из прессы. Никто не относился ко мне серьезно после той ситуации с Кличко. Я сам испортил себе жизнь. И вот какая интересная вещь: удары от Поветкина получал бы я, а деньги бы получили промоутеры. Скажите честно: разве это нормально? Конечно, деньги – не самое главное в жизни, но ведь я – добытчик в своей семье, я должен обеспечивать свою жену и ребенка и платить по счетам.

Поэтому в последнее время я стараюсь окружать себя людьми, которым могу доверять. Бой с Поветкиным будет очень тяжелым, и я явно не фаворит, но из-за того, что у меня есть возможность освободиться от контракта, я решил бороться за свою свободу. Я хочу покончить с этим и спокойно смотреть в будущее. У меня еще есть время, и меня еще ждут бои.

Однажды мне предложили приехать в США на шоу Берчфильда, но я должен был сам заплатить за свой бой. Контракт четко оговаривал, что мне было гарантировано три боя в год. Но мои промоутеры не выполняли условий контракта. Теоретически, я мог разорвать контракт, но я не хотел, чтобы меня таскали по американским судам, не хотел терять месяцы, а то и годы. Я просто хотел оправиться после поражения от Кличко и заняться своей карьерой, больше ничего. И я решил просто принять меры, что я и сделал в ситуации с Поветкиным. Мне это стоит дорого, потому что я мог бы заработать очень много денег. Но я просто хочу покончить с этим.

Мои промоутеры хотели дискредитировать Ивайло Готцева с самого начала. Они представляли мне ситуацию так, словно я не получал никаких предложений из-за него. А россияне уважают моего менеджера. Если бы не он, я бы не знал, какую сумму могу получить за бой и получил бы то, что мне предлагали промоутеры. Готцева пытался дискредитировать не только Колодзей, но и Анджей Василевский. В какой-то момент началась практически кампания против него. Но почему? Да потому, что он заботился о своем клиенте и делал все, что мог, чтобы промоутеры выполняли условия контракта. Это факт. Более того, мои промоутеры не потратили на меня ни цента после боя с Кличко. Ни цента! И Колодзей часто говорил, что бокс для него – просто хобби. Трудно быть успешным боксером-тяжеловесом, когда заключаешь контракт с человеком, не имеющим профессионального подхода, а относящегося к этому как к хобби.

Помните сомнительное предложение о бое с Дженнингсом? Я не буду повторять ситуацию с изначальным контрактом, но было кое-что еще. У меня была травма стопы, я был не в очень хорошей форме, и мой тренер Петр Вильчевски и я решили, что я могу согласиться на бой, только если буду знать его точную дату, чтобы у меня было время подготовиться. Я не мог просто выйти на бой с таким соперником как Дженнингс. Вот это мы и сказали Колодзею. Что если будет достаточно времени на подготовку, мы согласны. Но вместо того, чтобы уважать мое решение, мой промоутер выставил меня трусом и лодырем. Он объявил всем, что бой состоится, хотя мы еще не договорились. И в этот раз было то же самое. Сначала он заявил, что бой с Поветкиным состоится, и только после этого отправил мне «предложение российской стороны». Когда мы с Готцевым начали обсуждать бой с россиянами, Колодзей уже раззвонил всем, что я подписал контракт, а я его даже еще не видел. И россияне тоже запутались. Я никого не боюсь, но я профессиональный боксер, и хочу быть окруженным профессионалами.

В процессе переговоров нам открытым текстом сказали, что либо мы отдаем им 90% гонорара, либо у меня не будет карьеры, и я не буду драться ни в России, ни на Polsat Boxing Night. Нас проинформировал об этом Джимми Берчфильд, сын моего промоутера, который является адвокатом. Мои промоутеры поняли, что в этой ситуации я могу устроить скандал по поводу разных контрактов. Я не хотел тратить месяцы на судебные разбирательства. И мы пришли к компромиссу. Я делаю свое дело и выхожу на ринг в Казани, и на следующий день – я свободный человек, и могу самостоятельно принимать решения.

Я благодарен Колодзею за то, что он делал для меня в начале карьеры. Он помог мне начать карьеру, и благодаря ему я смог бороться за титул чемпиона в тяжелом весе. Я не умаляю его заслуг, и благодарен ему за это. Но то, что он делал дальше, очень некрасиво по отношению ко мне. Он поехал в Рим и стал, как все римляне, типичным промоутером, думающим только о своей выгоде. У меня было ощущение, что меня предали.

Я рад, что в моей жизни появился Мариуш Грабовски, потому что благодаря ему моя карьера снова пошла вверх. Он спонсировал 4 моих боя, и если бы не эти победы (даже если соперники не очень сильные), команда Поветкина не обратила бы на меня внимания. Эти 4 победы заставили людей снова говорить обо мне. Конечно, это было выгодно и Грабовскому, и его команде, потому что благодаря моим боям они стали известными. Мы все выиграли от этой ситуации.

Polsat TV тоже помогли мне. Эти 4 боя проходили под знаменами Global Boxing и Tymex, но по сути мои промоутеры не тратили на меня ни цента, все оплачивали Грабовски, я сам и Роберт Вазович, известный как Бабка Малина. Единственное, что сделали для меня мои промоутеры – это письмо от Джимми Берчфильда президенту WBC. Но они делали это лишь потому, что я уже поднялся в рейтинге WBC, и они хотели предложить мне бой с Джошуа. Я закрываю эту главу, я оставляю все это позади и хочу заняться своим будущим.

Я хочу выдохнуть с облегчением и произвести сенсацию в Казани. В поединке с Поветкиным я покажу, на что я способен. Для меня это бой за свободу, а это уже двойная мотивация!».

Фото: fightnews.com

Похожие статьи

Метки: ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

One ВОПРОСОВ и ОТВЕТОВ

  1. Да, Ваху не позавидуешь…

    Thumb up 2 Thumb down 0

Оставить Ответ