Главные события:

Анатолий Дудченко: Я должен был отдавать Дону Кингу семьдесят процентов своих гонораров

Анатолий Дудченко: Я должен был отдавать Дону Кингу семьдесят процентов своих гонораров (1)

Довольно скоро, 8 апреля, наш ждет очередное российско-украинское противостояние в профессиональном боксе. 32-летний Дмитрий Сухотский проведет бой с 35-летним украинцем Анатолием Дудченко. На кону поединка будет стоять звание челленджера (официального претендента) на титул чемпиона мира в полутяжелом весе (до 79,4 кг) по версии Международной федерации бокса (IBF). Напомним, действующим чемпионом мира IBF является легендарный американец Бернард Хопкинс.

Корреспондент «Спорта День за Днем» дозвонился в Лос-Анджелес Дудченко и расспросил его о подготовке к бою, непростой жизни в США и закулисной кухне профессионального бокса.

Охотник против Гладиатора

Анатолий, к бою против Сухотского вы готовитесь под руководством Криса Берда?
Да, того самого Криса, который в 2000 году нанес первое поражение в профессиональной боксерской карьере Виталию Кличко. Берд меньше меня ростом. Я у него спрашиваю: как ты, такой маленький, сумел побить Кличко? Он смеется. Берд ведь был чемпионом мира в супертяжелом весе. Провел два боя с Владимиром Кличко. Первый поединок — это была месть за брата. Но Володя как ни пытался, нокаутировать Криса так и не смог — победил по очкам.

Трудно было уговорить Берда, чтобы он работал с вами?
Он сам подошел ко мне на бое Андре Уорда с Эдвином Родригесом. Сказал, что несколько раз посмотрел видеозапись моего последнего поединка с немцем Робертом Воге, когда на кону стоял титул интерконтинентального чемпиона IBF. Все понравилось, дескать, по манере ведения боя ты похож на меня. Пригласил к себе домой. Крис живет в Сан-Диего. Мы откровенно поговорили и решили, что отныне я буду тренироваться под его началом. Три раза в неделю ездил к нему из Лос-Анджелеса в Сан-Диего на тренировки. А три недели назад переехал в Сан-Диего, где провожу полноценную подготовку к бою. До Лос-Анджелеса двести километров, мотаться туда-сюда постоянно неудобно.

На хлебе и воде

Анатолий, я знаю, что у вас очень интересная жизненная история. Правда, что первым среди промоутеров, кто предложил вам переехать с Украины в США, был легендарный Дон Кинг?
Я к тому моменту как раз собирался уходить из любительского бокса. Выиграл Всеукраинские игры в 2003 году — в советское время эти соревнования назывались Спартакиадами, представительный международный турнир на призы братьев Кличко, затем чемпионат Украины. Но на Олимпиаду в Афины-2004 меня не взяли. После этого решил окончательно переходить в профессионалы. Вот тогда и подоспело предложение от Дона Кинга. Я на тот момент еще даже по-английски толком разговаривать не умел. Но было какое-то внутреннее чутье — в итоге все равно контракт не подписал. Смутили рабские условия. Я должен был отдавать промоутерской компании Дона Кинга до семидесяти процентов своих гонораров — он становился моим промоутером, а его сын — менеджером. Также я обязан был еще платить проценты с гонораров тренеру и массажисту. Меня это не устроило.

Но спустя пару лет вы все равно оказались за океаном.
Я давно хотел жить в Америке — после того как посмотрел фильм «Один дома». Что бы мы ни говорили, но европейский бокс и американский — это разные вещи. Весь бокс здесь! Я прилетел в США. Русскоязычный менеджер сказал, что нужно выиграть два боя нокаутом, после чего будет подписан контракт. Помню, что за первый бой на американском ринге против Дуга Лиллу в сентябре 2006 года я получил восемьсот долларов. Нокаутировал американца в первом раунде. Выиграл и второй поединок досрочно, но менеджер с подписанием контракта затягивал. Держал меня в ежовых рукавицах — на хлебе и воде. У него такие методы работы: берет начинающих боксеров, кормит их, ездит с ними на боксерские вечера, немного зарабатывает на них. У него и ребята из России были, но потом ушли. Я понял, что все это несерьезно. Отправился еще к одному менеджеру в Огайо. Заглянул к нему в тренировочный лагерь. Условия были никудышные. Поэтому махнул на все рукой и устроился разнорабочим на стройку во Флориде. Где работал, там и спал — с крысами в подвале. Супруге в этом было стыдно признаться — звонил ей на Украину, говорил, что в квартире живем. За месяц заработал три тысячи долларов и купил на них подержанное авто. Но от боксерской карьеры отказываться не стал. Просто сделал паузу. Передо мной стояла цель — стать чемпионом мира. И для этого я был готов перетерпеть многое.

Когда вы были вознаграждены за свое терпение?
Вскоре один американский менеджер пригласил меня на спарринг со своим боксером, имеющим безупречный послужной список — десять побед в десяти боях. Он делал большую ставку на этого парня, но я его вырубил за двадцать секунд в первом же спарринге. Менеджер сразу загорелся, предложил мне неплохой контракт, оформил рабочую визу. Я на лето уехал погостить на Украину — с осени он мне обещал организовать достойные бои. Прилетел в США уже с женой. Но здесь меня подстерег очередной удар судьбы: за те три месяца, пока я пробыл на Украине, менеджер сильно проигрался в казино. Был вынужден заложить свой дом, машину, боксерский зал. В итоге по прилете выяснилось, что нам с женой просто некуда идти.

Восемь долларов в час

И что вы сделали?
Проще всего было вернуться назад. Но остановиться на полпути — это не для меня. Пришлось ремонтировать машины. Месяцев восемь так держались. Затем переехали в Лос-Анджелес, освоил профессию грузчика. Платили восемь долларов в час. За год дорос до старшего грузчика — уже сам приезжал на машине и договаривался с клиентами. За такую работу платили двадцать долларов в час. Дальше начал работать спортивным инструктором. И параллельно проводил бои.

Вот только не всегда удачно — два поединка вы все же проиграли.
Оба поражения смешные. Первое — от Вильяма Гилла. Я его три раза уронил. А в пятом раунде получил рассечение. Получилось что-то похожее на бой Виталия Кличко с Ленноксом Льюисом в 2003 году. Тогда, напомню, украинец вел по очкам, но из-за рассечения поединок остановили и Виталию присудили техническое поражение. У меня была идентичная ситуация, но только мое преимущество над соперником было более явным.

В следующем поединке вы уступили по очкам американцу Ронсону Франку.
Если бы вы видели Ронсона после боя, ужаснулись бы. За шесть раундов я ему сломал нос, челюсть и четыре ребра. После поединка соперника сразу отвезли в больницу, доктор запретил ему боксировать в течение полугода. Как судьи считали очки — непонятно. Вернее, наоборот, предельно понятно. Меня еще рефери в ринге постоянно дергал: отправляю визави в нокдаун, а судья, вместо того чтобы открывать Ронсону счет, снимает с меня очки. Дескать, я бил открытой перчаткой. Просто Франка берегли. У него на тот момент послужной список был десять побед в десяти боях. Он до сих пор ни разу не проиграл. Сейчас у него рекорд 17–0. Хотя реально я ему оформил первое поражение. Это все закулисная кухня профессионального бокса.

Но сейчас у меня другая ситуация. Появился реальный шанс стать чемпионом мира. Для этого нужно сделать два шага. Первый — это победа над Сухотским.

Похожие статьи

Метки: , , , , , , , ,

Оставить Ответ