Главные события:

Запретить бокс или Инквизиция UFC

Запретить бокс или Инквизиция UFC (1)

Запретить бокс – плохая мысль. Вспомните Сухой закон. Вспомните Инквизицию.

После трагедии с Абдусаламовым, крысы бегут с тонущего корабля. Филип Бонди, спортивный журналист NY Daily News, обычно не пишет про бокс, но это не значит, что он не может начать сейчас.

Все знают, какая скользкая почва ждет колумниста, который спотыкается о свое высокомерие с первой же строчки.

«Прошли времени бокса, – пишет Бонди, и слава богу, эта примитивная эра позади».

Разве бокс изжил себя? И какую «примитивной эру» имеет ввиду Бонди? Мы можем посетить пещерных людей (боксеров) или просмотреть новости, чтобы узнать, что примитивизм (бокс) жив, прекрасно себя чувствует и все еще борется.

«Сейчас более просвещенный период, – продолжает он, – нас беспокоят сотрясения мозга и другие травмы головы в спорте».

Просвещенная эра, о которой пишет Бонди, как-то долго не наступала. Собственно, это случилось в этом году. Видимо, это какое-то мгновенное просвещение, кто-то добавил воды, хорошо встряхнул – и как по волшебству примитив уступает место просвещению.

Но за этим стоит что-то еще. Бонди не говорит напрямую, что он так старается ради UFC, но ничто другое на ум просто не приходит.

«Организаторы смешанных боев, и их главная организация – UFC, неумолимо усиливали свое лобби, надеясь убедить законодателей штата Нью Йорк легализовать их бои. Штат Нью Йорк – это единственный штат, где запрещенные жестокие виды спорта на профессиональном уровне, и недавние исследования, уполномоченные UFC, показали, что снятие запрета может принести в бюджет около 70 миллионов».

Остается только догадываться, какое отношение это имеет к боксу. 70 миллионов – это, конечно, соблазнительно, аж слюнки текут, даже если это не профессиональная сфера данного журналиста.

«UFC много лет выдвигал множество аргументов в поддержу снятия запрета, включая тот факт, что бокс в Нью Йорке легален, а смешанные боевые искусства контролируется строже, чем другие виды спорта. И в этом вопросе, UFC прав. Но это лишь может убедить законодателей сделать «правильную вещь» и запретить бокс».

Прежде, чем мы запретим бокс, давайте вспомним Сухой закон, Прежде, чем мы запретим бокс, давайте вспомним инквизицию.

«В этом месяц мы снова стали свидетелями очередной жестокости в боксе».

Какую очередную «жестокость в боксе» он имеет ввиду? Мы можем только догадываться, так как Бонди не уточняет.

Он перетирает в сотый раз то, что случилось с Абдусаламовым, используя известные факты, чтобы подвести неоднозначные итоги.

«Главный Инспектор штата Нью Йорк проводит исследование, чтобы узнать, достаточно ли тщательно Спортивный Комитет провел обследование Абдусаламова после боя, но это не так уж важно».

Как это может быть не важно? Разве это не самое главное, особенно, если такие ситуации можно предотвратить? Но у Бонди есть дела поважнее, поэтому ему не до логики.

«Ущерб был нанесен на ринге легально. Вне зависимости от того, выживет ли Абдусаламов после травм (еще одна не очень важная вещь), Джеймс Долан должен понять, что он сделал жестокую вещь, возможно роковую».

Джеймс Долан, возможно не самый умный человек на свете, но даже он знает, что бокс бывает жестоким и иногда роковым.

Порастекавшись мыслью по древу, Бонди выкладывает карты на стол.

«Это лицемерие позволять таким событиям продолжаться, запрещая при этом смешанные боевые искусства, где хотя бы есть возможность победить, применив болевой прием, гораздо более человечный финал».

Журналист, предполагавший, что расследование и состояние Магомеда не имеют особого значения, неожиданно стал гуманистом!

«Если Губернатор Куомо хочет начать гуманистическую кампанию, то это отлично подойдет. Бокс так же отвратителен, как и гладиаторские бои, даже древние римляне запретили его».

Это история для дураков. Бонди лучше писать о том, о чем он знает. Он может лоббировать интересы UFC для собственного спокойствия, но не за счет бокса.

Похожие статьи

Метки: , , , ,

Оставить Ответ