Главные события:

Сергей Ковалев: Звездной болезнью я переболел в детстве

Сергей Ковалев: Звездной болезнью я переболел в детстве (1)

Чемпион Мира в полутяжелом весе по версии WBO Сергей Ковалев (23(21)-0-1) вновь громко заявил о себе, остановив в субботу, 30 ноября, 15-й номер с списке WBO- Исмаила Силлаха (21(17)-2(2)-0) во втором раунде. В большом интервью Сергей рассказал, какой ценой ему досталось чемпионское звание, почему он уехал в США и из-за чего не любит глупых вопросов в социальных сетях.

Исмаила Силлаха вы нокаутировали первого декабря. Какой была реакция окружающих?
Ну да, очень много звонят, поздравляют. Всем фанатам, друзьям, родителям очень понравилось мое выступление. Мне самому не так понравилось выступление, как сам результат.

Почему?
Были моменты, когда у меня многое не получалось в первом раунде, проваливался. У Силлаха скорость была больше, и я промахивался, вот это мне и не нравилось. Вначале я пробовал атаковать, заряжался как-то на удар, а Силлах успевал разрывать дистанцию, я не мог делать то, что хотелось. Но я его просчитал, выкупил, как и на чем его поймать, и во втором раунде немножко изменил тактику и решил его на себя потянуть, спровоцировал на атаку и навстречу все сделал. Это было у меня в планах. Но для этого вообще 12 раундов есть, и в одном из них это все равно бы случилось.

Из Челябинска, с тяжелым русским акцентом. Как Ковалев нокаутировал Силлаха

Этот бой не назовешь самым тяжелым из всех, что у вас были.
Да как таковых-то тяжелых боев особо и не было. Трудный был только с Дарнеллом Буном, все остальные пока проходят нормально, это мне нравится. А к первому бою с Буном я был не готов, тренировался то в США, то в России, акклиматизация была сложная, то-се. И много вещей проигнорировал, которые на поединке и сказались: в первую очередь, голодный вышел, хватило сил только на пять раундов. Недооценил соперника, вообще его как-то не изучал, а он очень опытный оказался – у него 34 боя на тот момент было или даже больше. И я как-то отнесся как к очередному оппоненту простому, а оказалось все не так. Ну это опыт, я получил урок и в матче-реванше уже все было по-другому.

А что касается боя с Силлахом, то он был выбран в соперники потому, что было много заинтересованных зрителей. И телеканал HBO тоже был заинтересован. Но вообще я говорил: давайте такой бой в России, там это хорошо пойдет, полные стадионы. На это HBO сказали: да и здесь будет отличный бой, здесь тоже можно. Я тогда успокоился, раз Россия должна была транслировать этот поединок. Правда, Первый канал показал его в записи, хотя изначально была возможность и впрямую показать.

А хотели бы вообще провести бой в России?
Когда-нибудь в Москве – обязательно хотел бы. Сейчас только будет об этом вестись речь, менеджер сейчас полетит в Москву и будет встречаться с господином Рябинским, с которым мы, возможно, найдем общие интересы.

Подогрев

Сказали ли с вы Силлахом после боя друг другу хоть слово?
Да нет, ничего. В ринге я к нему подошел и сказал: «Давай не говори в мой адрес уже ничего, надеюсь, ты понял». А сразу после боя он еще в небесах летал, ну или потрясен был от нокаута.

Вас слова Силлаха перед боем задели, похоже.
Так говорить ему явно не стоило. Я ведь именно на вашем сайте это прочитал после того, как пришел с пресс-конференции, где Силлах достаточно спокойно сказал: уважение Сергею, мы два хороших бойца, это будет хороший бой. Не более того. Когда я прихожу в номер гостиницы, а мне ребята скидывают, что он меня деклассирует и нокаутирует, это мне это и не понравилось – здесь говорит одно, там другое.

Был и другой случай. Еще до боя с Грачевым, когда его спрашивали, хотел бы он отбоксировать со мной, он сказал что-то вроде: «Да, конечно, для галочки – почему бы и нет». Меня это тоже задело. Это уже не работа на публику и не для продажи боя, это уже звезда в голове, возомнил себя великим. Так Силлах и не понял, наверное, ничего.

Вообще я повторю, что уже говорил: чернокожие люди любят поговорить, а на деле – пусто. Чисора себя тоже хорошо проявил, когда с Виталием у него бой был, Джеймс Тони еще как-то выделяется. У нас, у славян, менталитет другой, по крайней мере у меня: я не люблю много говорить, показуху эту устраивать. Я хочу делом подтверждать в ринге.

Есть какой-то прогресс по вашему бою с Адонисом Стивенсоном?
Пока ничего не могу сказать. Желание есть и у меня, и у промоутеров, будем разговаривать. Переговоры как раз сейчас и будут вестись, но это уже работа моего промоутера и менеджера, моей команды. Я сейчас отдыхаю, со следующей недели приступаю к небольшим тренировкам, бегать буду, плавать. Жду сейчас велосипеды, должны привезти нам с супругой. Будем кататься.

Скептики говорят: скоро против Ковалева выйдет боксер, который не упадет за три раунда, выстоит все 12, удержится от нокаута – а к такому вы не готовы.
Конечно, такой противник будет, просто еще он мне не встретился. Это вопрос времени, я тоже не вечен. Бои будут и длинные, и короткие, просто пока нет бойцов того уровня, которые могли бы продержаться 10 раундов, а то и больше. Я не хочу себя ставить выше уровня других, просто это бокс, и все. Мне сейчас везет больше, чем остальным.

Массажист Василий

Когда вы в последний раз были в Челябинске?
Два месяца назад, чуть больше. Я сейчас еще планирую заехать на три-четыре дня, привезти свой титул, показать пояс.

Вы можете пройти там по улицам неузнанным?
После боя с Клеверли – да. Вообще тогда меня очень тепло встретили мои друзья, те, с кем я тренировался. Когда я прилетел в Челябинск, со мной общались мои друзья, у которых есть автосалон «Лада», подарили мне «Ладу Калину». Сам я на ней, конечно, не езжу, подарил сестре, ей нужнее: маме помогает что-то куда-то отвезти. Нужная вещь, в общем. Деньгами я отказался брать, это все-таки подарок. Так что большой привет хочу передать Александру и Юрию Николаевичу Брюхановым, если есть такая возможность. Сейчас тоже вот имэйл написали мне с поздравлением. Посмотрим, по приезде может быть кто-то тоже поздравит.

Кто-то кроме друзей замечает ваши победы?
Да как-то нет. Слабо, если честно, в этом плане. У меня есть друзья и в Москве, спонсор, который у меня на шортах был, Миша Егоров и Звиади Пурцхванидзе. Помогают с финансовой стороны и дают небольшой бонус за каждую победу. Мотивируют, стимулируют, это очень помогает.

Неужели эта помощь для вас все еще актуальна?
Речи пока о больших гонорарах не идет, так что финансовая поддержка мне необходима. И опять же, когда деньги могут быть лишними? Сейчас как раз то время, когда мне нужно собрать как можно больше средств, чтобы обеспечить жизнь себе и своей семье. И о родителях своих я не забываю, которые в Челябинске живут, им тоже нужна помощь.

С каждым боем расходы возрастают. Потребность в тренерах, в физической подготовке, в различных тренировочных лагерях. Меняю места, открываю что-то новое для себя, привлекаю в команду новых специалистов – массажистов, допустим. А то в этот раз я же привозил из Челябинска массажиста Василия. Спонсор в лице Александра Бураковского мне помог, оплатил ему дорогу, перелеты, все расходы на визу.

Почему бы не найти массажиста в США?
Ну как, он талантлив, он знает меня. Мы с ним работали еще на любительском уровне, в школе «Урал», которая у нас в Челябинске есть, это центр олимпийской подготовки. Он там работает с 2004 года, и до 2008-го, пока я там боксировал, он изучил мое тело и теперь знает, как и сколько мне мять, какие мышцы требуют этого… А здесь я массажиста поискал, но они все дорогие и толку от них нет. И поэтому я попросил Василия прилететь.

Сергей Ковалев: Звездной болезнью я переболел в детстве (2)

Миллионы.

Сколько вы заработали за бой с Силлахом?
Миллионы я не зарабатываю. А цифру зачем я буду называть? Кому-то это покажется мало, кому-то много.

Ваш менеджер Эгис Климас назвал сумму, которую он в вас вложил – 250 тысяч долларов. Он и правда обеспечивал вашу жизнь?
Карьера сложилась так, что за первые 19 боев я не получил гонораров вообще. Начал только с 20-го. Все мои расходы покрывал Климас. Всю жизнь, которую я провел в профессиональном боксе до 20-го боя – все расходы на билеты, в Россию в том числе, питание, экипировка, просто одежда, проживание – он оплачивал, и все мои бои делал он. Ну за сами бои денег не давал, но на жизнь, на продукты, на карманные расходы – всегда. Чтобы не дай бог я, когда в Россию полечу, не стал другими делами заниматься, а думал только о боксе.

Насколько это типично для боксеров полутяжелого веса?
Ну, например, у Евгения Градовича, которым Эгис тоже занимался, было все почти так же, как у меня. Только он провел 10 боев бесплатно, а не 19. Спрос на легкие веса в тот момент был активнее, а когда я приехал в Америку, полутяжелый вес был мертвый абсолютно. Не было никого, этот вес был не интересен публике. Ну были Хопкинс, Клауд, который боксировал раз в год, и все. Были, конечно, предложения о контракте от мелких промоутеров, которые, на самом деле, ничем не помогли бы моей профессиональной карьере, и всем им Эгис отвечал: нет, спасибо, это нам неинтересно. Я еще сам тогда говорил: «Эгис, блин, ну хоть сколько-то денег они будут давать, давай подпишем». Он отвечал: «Поверь мне, не надо этого сейчас делать, мы не будем боксировать за копейки. Пока могу, буду тянуть тебя сам». Тратил я только на вещи первой необходимости. Ни об автомобиле, ни о чем-то еще я не думал.

Когда стало попроще?
Я подписался ровно год назад, с Main Events. После боя с Буном. Этот бой против Буна был как бы тестовым в плане заработка. С Main Events я провел свой первый бой на телевидении, против Лайнелла Томпсона. Ну и яркая победа обеспечила рекомендацию, и следующий бой мне сделали с Габриэлем Кампильо. Вот после него дела потихонечку стали поправляться. Опять же, Эгис продолжал мне помогать, билеты какие-то на самолеты, но, например, за питание, бензин или квартиру я уже платил сам. Сейчас Эгис уже отошел от поддержки, но какие-то билеты все еще иногда покупает. Уже, наверное, в качестве благодарности.

Ваша большая страсть – машины. Какая у вас сейчас?
Возможности купить машину нет, у меня все в кредит. Сейчас у меня в лизинге до мая Volkswagen Jetta, и с ней мне, кстати, Эгис тоже помогает проплачивать. Сейчас нужна вторая машина для супруги, буду пробовать оформить в какой-то кредит.

Тюрьма

Не бросал ли вам кто-то упреков, что вы свалили из России и променяли ее на США?
Такого не было. Все наоборот поддерживали: молодец, правильно сделал, в любителях тебе дорогу не давали, хватит уже долбиться в эти двери, правильным путем пошел.

Есть мнение, что стать топовым боксером реально, только если удачно уехать в США.
Штаты – тот боксерский рынок, где можно добиться успеха. С 20-30-х годов прошлого века тут есть интерес. Ну и «Мэдисон сквер гарден» в Нью-Йорке – историческое совершенно место, я там был на боях 2 ноября. Все о нем только и говорят, пусть он и не такой большой. Рынок вообще настроен, телевидение к спорту подключено. Здесь можно развивать себя как спортсмена, но необходимы люди проверенные, понимающие в боксе – то есть менеджеры и промоутеры.

Сейчас я отношусь к своим тренировкам с полной отдачей, не жалею себя вообще ни в чем. В любителях же я этого не делал – много дел отвлекало от бокса, потому что тогда финансов на жизнь в Челябинске совсем не хватало, и приходилось заниматься чем-то еще. Поэтому я тогда и не добился успеха, хотя был одним из лучших – в каком бы весе ни выступал. Был и чемпионом страны, конкурировал с лучшими, мои бои всегда привлекали интерес. Но на моем пути стоял, допустим, Матвей Коробов, с которым мы сейчас дружим.

За меня никто не тянул. А двух первых номеров в одной сборной иметь было нельзя. Матвей тогда был, а места для меня не было, я так считаю. Мы всегда конкурировали с Матвеем, а потом, когда я перешел в 81 кг, был Артур Бетербиев – а там своя политика. Зачем два челябинца в первых рядах сборной, когда есть Чечня, которую надо продвигать? От всего этого я устал. Когда я оказался в США, то понял, что здесь можно хорошо заработать. Но сейчас это только на подходе. Надеюсь, следующий бой мне принесет что-то более существенное.

Эгис Климас рассказывал, каким мраком для вас были годы в лагере Дона Тернера.
Эгис меня привез в США и определил меня в этот лагерь. У него были свои правила и своя дисциплина, которые приходилось соблюдать. Первое время он нас очень много ругал, мы даже не понимали, за что.
Лагерь располагался в Северной Каролине, это военный и сельскохозяйственный штат, там куча разных полей – кукурузы, фасоли, других бобовых – и посреди этих полей стоит одноэтажный домик. Пять комнат для ребят, которые там живут, жили мы по одному, комнаты маленькие – разве что в паре больших комнат жили по двое. У него были свои правила по питанию, одно из характерных такое: что он тебе поставит на стол, то ты и будешь есть, любишь ты это или нет. А любить там начинаешь очень многое: я вообще в жизни никогда не любил и не воспринимал фасоль, а там начинал ее есть от голода. Сладкая картошка там еще такая растет.

Но нам никакого сладкого было нельзя – в какой-нибудь праздник по кусочку торта дадут, и все. А так – низкокалорийная еда, и все в ограниченном количестве: если яблоко одно в день, то второго уже не съешь. Через три часа после приема пищи уже просыпается голод. А последний ужин был в 6 часов, и до самого утра больше ничего. Тебе охота есть, а уснуть ты не можешь. До ближайшего магазина ехать на велосипеде было 30 минут. И даже если после 2-3 часов тренировок ты соберешься с силами и поедешь куда-то за сладким, по твоему приезду Тернер уже знал, что ты там купил. Продавцы все ему сообщали.

Это только один из моментов, остальные я даже вспоминать не хочу. По российским меркам это была тюрьма режима поселения. Зато теперь я использую часть его диеты в своей обычной подготовке.

Момент, когда вы сказали: все, хватит с меня лагеря?
Ну вот через год этот момент и случился. Это закалило нас по-настоящему, и благодаря тому, что мы с Градовичем прошли эту школу, мы теперь чемпионы. Вы на Евгения посмотрите, как он прогрессирует. Как он провел первый бой с Билли Дибом и сейчас – не сравнить. Я ему и в разговоре про это сказал, он сам рад, что работа даром не прошла, что на ногах даже лучше стоит.

Больной.

Кто самый важный боксер в вашей жизни?
В каждый эпохе бокса свои интересы были. Одно время и Костя Цзю был, и Томас Хернс, Марвин Хаглер, Рэй Леонард… Нравилось, как Рой Джонс дурил всех, шоу показывал. Его выход в ринг – это тоже было что-то. Сейчас мне нравится, как Мэйвезер действует, очень грамотно, мало пропуская.

А Пакьяо?
Стиль его мне не нравится. Зрелищно, конечно, суетной он такой, как и все азиаты, инстинктивно дерется и обучен особо. Но как его Маркес выкупил-то! А он и продолжил те же ошибки совершать в бою против Риоса. Пакьяо – феноменальный боксер, у него очень большая скорость, но у него я ничему не учусь. Сейчас вообще больше над своими тренировками работаю, смотрю записи спаррингов: тут ошибочка, здесь нога не дошла, тут руку не довернул.

Из вашего летнего интервью меня больше всего встревожила одна фраза. Вы отвечали, научились ли вы чему-то у других боксеров в последнее время: «Нет, меня это и тревожит. Бои проводишь, а что-нибудь нового не прибавляется». С этим все так же?
Каждый бой дает свой опыт. Но да, были такие бои, из которых я ничего не брал, там все понятно, что будет. Все равно я на каждого соперника настраиваюсь почти одинаково. Изнутри это само лезет: на кого-то больше волнения, на кого-то меньше.

Слава может погубить любого спортсмена. Вам это не грозит?
Звездной болезнью я уже переболел – в детстве. Я выиграл первенство России в юношеском возрасте, 1997 год это был, и когда я вернулся оттуда, то боксировал в области у себя на региональном турнире, вышел и думаю: ну теперь я чемпион России туда-сюда. И все, мне просто по башке настучал какой-то деревенский парнишка. На место меня поставил. Тогда я понял: так себя вести нельзя.

Я ведь потому и общаюсь так много с людьми и в Вконтакте, и в блоге: чтобы не думали, что я какой-то там зазнавшийся. Им ведь интересно, да и мне интересно помочь людям, раз они хотят знать. Но я не могу всем уделять внимание. Многие задают тупые вопросы, типа «привет, как дела?». Да я тебя знать не знаю, какая тебе разница, как у меня дела? Или там: «Ну что, готов к бою?». Ну нет, не готов к бою, конечно. «Я на тебя деньги вообще ставлю, давай там». Да зачем ты мне это говоришь, ты в своем уме? Это просто раздражает, из-за этого я начинаю игнорировать многие сообщения и вообще буду меньше уделять этому внимания. Да и времени мало остается, супруга моя недовольна, что я семье так мало времени уделяю и всегда в интернете. Говорит: «Ты больной уже интернетом». Я говорю: «Да я это понимаю, но блин, тут люди интересуются, то-се». Вообще, лучше в будущем открыть свой зал и те, кто захотят получить от меня опыт, будут приходить и тренироваться.

После боя с Силлахом в комментарии к вашей фотографии Вконтакте пришел украинец, который был за вас рад, но сказал, что ставил на Силлаха. Вы сорвались.
Да я уже не помню, что я ему ответил. Ну удачи, не ставил и не ставил, верь дальше в своего Силлаха. Просто было правда очень много болельщиков, которые за меня не болели, а наоборот унижали: кто такой Ковалев, да Силлах его шлепнет, туда-сюда. Ну и идите своей дорогой, чего вы меня трогаете.

«Вечно молодой»

Когда вы впервые вышли на бой под песню из фильма «Брат-2»?
Уже не помню, если честно. Бой, наверное, 15-й где-то или 14-й по счету. Были бои, когда я выходил под музыку организаторов, они ставили что-то свое. Мне хотелось ярко выходить, я долго ломал голову, под что. Черные всякие эти выходят под рэп, или есть «We Are The Champions», рок еще какой-нибудь – все приелось, все однообразно. Хотелось чего-то такого, чего нет у других. Что-то запоминающееся, чтобы эта песня ассоциировалась со мной. И теперь, в общем-то, у многих она и ассоциируется со мной.

Как-то я услышал песню «Смысловых Галлюцинаций» и решил, что выйду под нее. Сам фильм «Брат-2» мне всегда нравился. Когда я слушаю эту песню, у меня сразу воспоминания о фильме: парень приехал за правдой и наказал их всех, раздал всем по заслугам. Теперь я бы хотел пригласить «Смысловые Галлюцинации» и попросить, чтобы они лично выступили на моем выходе.

Какую еще музыку слушаете?
Да обычная, попса даже нравится. Шансон тоже, не весь, конечно. Из ночных клубов музыка нравится, хаус, дип-хаус, спокойная. DJ Коля, например, DJ Лосев, интересные треки у них, под них я и тренируюсь, и бегаю. Они мне как-то придают сил. Баста мне тоже нравится, после боя тут часто включали одну их песню, забыл, какую.

С рэпом был случай. Группа есть какая-то, «Касл», что ли, или как-то так. Ребята сочинили в стиле рэп песню для выхода в ринг и предложили мне – когда я с Корнелиусом Уайтом дрался. Ну я, это, извинился перед ними, что не могу использовать, так как у меня «Вечно молодой, вечно пьяный», сказал, что она меня реально заводит и я буду только под нее выходить, пока буду боксировать.

 Сергей Ковалев: Звездной болезнью я переболел в детстве (3)

Многие ценят вас в том числе за ненавязчивый имидж – простого челябинского пацана, который приехал покорять Америку. В этом как-то больше правды, чем у десантника Лебедева или сына сварога Поветкина.
Всем не угодишь. Но что касается меня: я же не десантник, не какой-то летчик, чтобы мне заслуги за это давали. Я не хочу никого критиковать, я к этому ровно отношусь, но раз уж ты не десантник, зачем тельняшка и берет? Если уж ты выносишь флаг своей страны в ринг, то этого достаточно. Если даже взять Руслана Проводникова – без всяких этих, просто за Россию. Но опять же – в России-то он не хочет боксировать.

Как вам бой Поветкина с Кличко?
Я, если честно, смотрел в записи и так, частями, в два приема. Времени особо не было. Ну какое впечатление? Никакого. Скучно, конечно. Люди заплатили такие большие деньги за билеты, увидели не то, что хотели, это разочаровывает. И после этого, наверное, и теряется интерес у телевидения показывать такие бои в прямом эфире.

Сергей Ковалев – Исмаил Силлах (видео)

sports.ru

Похожие статьи

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставить Ответ