Главные события:

Пистолеты и револьверы. Как это произошло с Рахимом Чахкиевым?

Пистолеты и револьверы. Как это произошло с Рахимом Чахкиевым? (1)

Неудача воспринимается особенно тяжело, когда ты привык к удачам, которые стал принимать за норму жизни. Что чувствует молодой и дотоле не битый боксер, когда он проигрывает свой первый поединок, и это бой за чемпионский титул, как это недавно произошло с Рахимом Чахкиевым?

Когда-то в позднем детстве (это та унылая пора, когда мы сами себя уже считаем взрослыми, но в глазах окружающих таковыми никак не являемся) мне пришла в голову одна мысль, которую я счел бы неплохой для себя и сегодня. Я уже тогда увлекался боксом и другими единоборствами, а также интересовался оружием. В один прекрасный момент я два этих интереса объединил – и разделил всех бойцов на “пистолеты” и “револьверы”.

Кто-то наверняка уже понял, что я имел в виду, потому что сравнение это напрашивается само собой, но другие, возможно, не представляют, как устроены эти два вида стрелкового оружия. Поэтому объясню.

Если у пистолета, питание которого осуществляется из обоймы, где патроны располагаются один за другим, происходит осечка – это катастрофа. В боевой обстановке его не починишь. Если же осечка происходит у револьвера, надо только еще раз нажать на спусковой крючок, барабан повернется, боек разобьет капсюль, и выстрел произойдет.

Для бойца осечка – это, конечно, поражение. И вот от того, как он его воспримет – как “пистолет” или как “револьвер”, – зависит вся его жизнь. Есть люди, органически не принимающие для себя саму идею поражения. Например, экс-чемпион мира из Великобритании Насим Хамед, который долго ходил от победы к победе, но после поражения от мексиканца Марко Антонио Барреры сломался раз и навсегда. А есть бойцы (кстати, часто по-человечески более мягкие и внешне более похожие на нас с вами, чем на суперменов), которые умеют переварить поражения и даже обратить их себе на пользу. Для меня образцом такого спортсмена является (тухлые помидоры приготовили?) Владимир Кличко. Говорю это как человек, как минимум дважды ставивший на его карьере крест.

Однако это тема слишком бескрайняя, чтобы даже попытаться раскрыть ее в газетном формате, поэтому сегодня я хотел бы остановиться только на одном ее аспекте – на поражении дотоле не битого бойца в своем первом титульном бою. Падать, не дойдя шага до вершины, особенно тяжело, и далеко не все могут это выдержать.

Но о тех, кто после первого поражения в бою за титул сломался навсегда, мы сегодня говорить не будем. Во-первых, потому, что их очень много, возможно, большинство, а во-вторых, потому, что здесь все понятно и так: если у пистолета перекосило патрон, тут уж ничего не поделаешь. А вот с револьверами бывает по-разному. Но начнем все-таки с грустного. Чтобы им не заканчивать.

НЕ ПОШЛО – ТАК НЕ ПОШЛО

В истории бокса есть множество печальных случаев, когда боксер несколько раз выходил на титульный бой – и всегда проигрывал. Имя легковеса Говарда Дэвиса сейчас прочно забыто, а ведь это он, а не давно утвердившийся в статусе легенды Рэй Леонард взял кубок Баркера на Олимпиаде-76 в Монреале. Другими словами, Дэвис был признан лучшим в лучшей за всю историю американской олимпийской команде. Пять человек тогда завоевали олимпийское золото, и Дэвис в результате стал единственным из них, кто потом не стал чемпионом мира среди профессионалов.

Сейчас уже трудно сказать, в чем там было дело. Дэвис выиграл первые тринадцать боев, и сочли, что он готов драться за титул. Однако старый боевой шотландский конь Джимми Уотт, чемпион мира по версии WBC в категории до 61,2 кг, у себя дома в Глазго одолел его. Может быть, сказалось то, что Дэвис впервые дрался на выезде. Может, он просто не был готов к бою с таким закусившим удила бойцом, но, так или иначе, он проиграл.

Дэвис еще дважды в своей карьере дрался за титул, и оба раза опять проиграл. В последний раз совсем унизительно – нокаутом в первом же раунде. И сделал это ныне очень популярный тренер, а тогда обладатель титула IBF в категории до 63,5 кг Бадди Макгерт. После этого Дэвис покинул ринг, затем – через шесть лет – вернулся, провел несколько боев, добоксировал до первого поражения нокаутом и окончательно ушел в 1996 году, когда ему стукнуло сорок, и через двадцать лет после Олимпиады, где он в первый и последний раз в жизни почувствовал себя королем.

Между прочим, многие знавшие Дэвиса считали его проигрыши абсолютно закономерными и говорили, что ему не хватало жесткости. Не смелости – с этим все было в порядке, а именно жесткости, которая помогла бы ему собраться в самый ответственный момент. Но мне все-таки кажется, что Дэвис просто не оправился после того “перекоса патрона” в Глазго. Хотя, если разобраться, может быть, это одно и то же.

СО ВТОРОГО РАЗА

Очень многие бойцы, впервые проигравшие в титульном бою, потом брали этот барьер со второй попытки. Важно только сделать правильные выводы из поражения и не дать себе “рассыпаться”.

Всем ныне известный и почти всеми любимый, ставший без всяких преувеличений живой легендой Хуан Мануэль Маркес, в своем последнем бою нокаутировавший Мэнни Пакиао, свой первый титульный бой тоже проиграл. Формально это не было его первым поражением, так как Маркес проиграл и свой самый первый поединок на профессиональном ринге, но это, как говорится, не считается. Маркеса тогда дисквалифицировали в первом раунде. Ни один боксер внутри себя не будет считать такое поражение поражением. Сам Маркес, когда его спрашивают о том бое, говорит, что его ограбили. Так что на свой первый титульный бой с чемпионом мира по версии WBA в категории до 57,2 кг американцем Фредди Норвудом Маркес, по собственному разумению, вышел небитым.

В чужую душу не заглянешь, но, скорее всего, после боя с Норвудом он по-прежнему считал себя небитым, но это был уже совсем другой случай. Официально Норвуд выиграл по очкам. Победа была действительно довольно спорной, однако на грандиозный скандал никак не тянула. Обоим по ходу дела пришлось вставать с пола. Норвуду, правда, не отсчитали еще один нокдаун, когда он коснулся рукой пола. Но даже если бы отсчитали, это не сделало бы Маркеса победителем: слишком уж солидным был разрыв в очках.

Так или иначе, но Хуану Мануэлю пришлось с этим поражением смириться и как-то жить дальше. И у него это замечательно получилось, хотя следующей возможности пришлось ждать больше трех лет. Но вот 1 февраля 2003 года Маркес вышел против ветерана Мануэля Медины и в бою за вакантный титул IBF в категории до 57,2 кг нокаутировал его в 7-м раунде.

С тех пор Маркес подолгу без титула не сидел, а 12 октября выйдет на охоту еще за одним – WBO в категории до 66,7 кг. Противником его будет Тимоти Брэдли. И я верю в Маркеса, пусть ему уже 39 лет. Этот “револьвер” никогда не подведет.

И еще пара слов об этом человеке, без которых его портрет не будет полным. В одном интервью его недавно спросили, какой у него любимый фильм. Маркес ответил: “Общество мертвых поэтов”. Кто знает эту тонкую и умную эстетскую драму, возможно, удивился. А когда его спросили, что он читал в последнее время, он ответил, что Маркеса. Нет, не Хуана Мануэля, а Габриэля Гарсию.

ЕСЛИ ДОЛГО МУЧИТЬСЯ…

Однако в истории бокса есть еще более интересные случаи. Если продолжать стрелковые ассоциации, то представьте себе человека, который стреляет во врага из револьвера. Раз – осечка. Два – осечка. Три – осечка. Враг самодовольно улыбается, полагая, что револьвер либо разряжен, либо сломан, и даже не спешит выстрелить сам. А тот нажимает на спусковой крючок – и раздается выстрел! А самодовольная улыбка на лице человека превращается в удивленную на лице трупа.

К 20 июля 1997 года Глен Джонсон выиграл 32 боя, причем 22 из них нокаутом. Но в этот день он встретился с чемпионом мира по версии IBF в категории до 72,6 кг Бернардом Хопкинсом. Да-да, тем самым, но надо сказать, что в то время статус последнего был ступеней на десять ниже, чем сейчас. Он считался вполне рядовым чемпионом, и, кстати, послужной список у Хопкинса на тот момент был хуже, чем у Джонсона, – 31 победа, 2 поражения, 1 ничья. И вот этот “рядовой” чемпион просто раскатал Джонсона. Ни один судья не отдал Глену ни одного раунда из первых десяти, а в одиннадцатом мнение судей уже не понадобилось – Хопкинс его нокаутировал. Ну, строго говоря, нокаут был технический, так как Джонсон не падал, а просто рефери остановил бой, когда он перестал отвечать, однако радости от этого Глену было немного.

Через два года Джонсон поехал в Германию, где 27 ноября 1999 года встретился с обладателем титула IBF в категории до 76,2 кг Свеном Оттке. Может быть, смотреть на выверенный бухгалтерский бокс Оттке и было помесью наказания и средства от бессонницы. (Кстати, манера боксировать, как и внешность, бывает на удивление обманчивой: насколько я знаю, Оттке никогда не был бухгалтером, зато им был по своей первой профессии Хуан Мануэль Маркес!) Тем не менее победить Оттке так никто и не смог. В 2004 году он покинул ринг, имея на своем счету 34 победы и ничего, кроме них, а Джонсон стал одним из тех, кого он в своем фирменном стиле уныло победил.

Наверное, это поражение как-то надломило Джонсона, так как из следующих восьми боев он проиграл пять, выиграл два и один свел вничью. Однако затем он неожиданно победил сильного боксера Эрика Хардинга и 7 ноября сошелся в бою за вакантный титул IBF в категории до 79,4 кг с англичанином Клинтоном Вудсом. Бой завершился вничью. Так закончилась третья попытка Глена Джонсона стать чемпионом.

Однако вскоре после этого был назначен матч-реванш, который состоялся 6 февраля 2004 года, и на этот раз Джонсон победил по очкам. Получается, только в четвертом гнезде револьверного барабана патрон оказался боевым!

В то время после поражения Антонио Тарверу без титула остался Рой Джонс. Титул ему решили преподнести вместе с Гленом Джонсоном. Можно с полным на то основанием говорить о том, что Рой в том бою не был собой, но Глен как раз оказался на высоте, и этого тоже нельзя отрицать. В 11-м раунде он отправил Роя Джонса в “глушняк”. А в следующем бою победил и Антонио Тарвера.

Титул Джонсон вскоре потерял и с тех пор чемпионом ни разу не был, но он все это время оставался на плаву, при том что никогда не ловчил и не искал легких путей и легких соперников. Глен провел еще пять титульных боев и все проиграл, но ни в одном из них он не выглядел жертвой.

Как-то я увидел его на одном боксерском сборище в Америке. Он вошел, и все заулыбались, как улыбаются только тогда, когда приходит хороший человек. Как-то много позже я разговаривал с Тедди Атласом и сказал ему, что мало видел людей, которые производят такое впечатление, как Глен Джонсон. “Ты даже не представляешь себе, какой это человек! – неожиданно очень эмоционально ответил Атлас. – Возможно, это лучший человек, которого я встречал в своей жизни”.

БОКСЕР НА РАСПУТЬЕ

21 июня олимпийский чемпион Рахим Чахкиев, который к тому моменту провел на профессиональном ринге 16 боев, все выиграл, из них 12 – нокаутом, встретился с чемпионом мира по версии WBA в категории до 90,7 кг Кшиштофом Влодарчиком. Многие, наверное, помнят этот драматичный бой, который поначалу Рахим вроде бы имел все шансы выиграть, а в результате проиграл техническим нокаутом в восьмом раунде.

Я бы не хотел сейчас анализировать ошибки самого Чахкиева и его команды: не о том речь. Скажу одно: абсолютно уверен в том, что, встреть Чахкиев Влодарчика на другом этапе своей карьеры, когда он поднабрал бы опыта, этот бой мог бы сложиться совершенно иначе. Но сейчас об этом говорить поздно. Не так страшна ошибка, как ее повторение. Вот что важно теперь.

Выскажу свое личное мнение. Чтобы Чахкиев не пошел по первому или даже третьему пути, которые здесь были описаны, его больше не нужно торопить. Поторопили уже. Ему нужно дать время полностью восстановиться, как физически, так и психологически. При этом я вовсе не хочу сказать, что Рахим надломлен: как раз наоборот, полагаю, что он стремится к матчу-реваншу с Влодарчиком и готов к поединку с любым другим чемпионом. Можно, конечно, вечно учиться на ошибках, но ведь можно набирать знания и как-то иначе, менее болезненным способом.

Чахкиеву сейчас нужен не один и не два боя с сильными соперниками, которые будут ставить перед ним разные задачи, но не такие, которые могут поставить под сомнение продолжение его боксерской карьеры. Короче говоря, нужно сделать примерно то, что сделала промоутерская фирма Sauerland Event со своим боксером Марко Хуком. Тот тоже впервые потерпел поражение в 2007 году в титульном бою с американцем Стивом Каннингемом, и тоже нокаутом. К следующему титульному бою его подвели через несколько лет и несколько соперников, и он его выиграл. В 2009 году он победил очень неудобного и мастеровитого аргентинца Виктора Эмилио Рамиреса, с которым ни за что не справился бы раньше, и завоевал титул WBO в категории до 90,7 кг, которым владеет по сей день.

У Рахима Чахкиева есть все для того, чтобы повторить этот путь. Хватило бы только терпения.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ, СЭ

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

Оставить Ответ