Главные события:

Андрей Арловский: Александр Емельяненко плавно «съехал» от боя со мной

Андрей Арловский: Александр Емельяненко плавно «съехал» от боя со мной (1)

Победитель Абсолютного бойцовского чемпионата /ЮФСИ/ белорусский боец смешанного стиля Андрей Арловский в интервью ИТАР-ТАСС рассказал о нокауте в бою с Вячеславом Дациком, «хрустальном» подбородке, отсутствии дружбы с Федором Емельяненко, любви к хоккею, жизни в подъезде и вреде при употреблении допинга.

- Восстановление после перелома челюсти идет нормально, – начал разговор Арловский. – Уже ем обычную пищу. Сейчас стараюсь обойтись без борьбы, джиу-джитсу и кикбоксинга. Но играю в хоккей. Так что все в порядке.

Вернемся к началу вашей карьеры. Вы достигли серьезных высот в самбо, стали чемпионом мира среди юниоров. Как попали в микст-файт?
Когда я стал чемпионом мира, в Белоруссии обещали золотые горы. Но, по большому счету ничего не так и не получилось. Поступило предложение поехать в Америку, и я подумал, почему бы и нет. Да, когда я закончил Академию МВД, думал, что буду жить, работать. Но уволился, и об этом не жалею.

Свой первый бой в профессиональной карьере вы провели против скандально известного Вячеслава Дацика.
Перед боем он подошел ко мне и сказал, что, мол, «давай раунд проведем на публику, а потом начнем драться». Я ему сказал, что согласен, а сам подумал: «Ну давай, откройся, а я тебя сразу ударю». Я душил его, душил. Бил, бил из раунда в раунд. Но он не сдавался. А потом я кинул руки, и Дацик отправил меня в нокаут.

А как вы вообще пересеклись с этим «веселым» бойцом?
Честно говоря, сначала я должен был драться вообще с бразильцем. Готовился к бою с ним. Но у него оказались какие-то проблемы с визой, и пришлось драться с местным бойцом /Дациком – прим. ИТАР-ТАСС/. Вот я и думал, что все у меня будет в шоколаде.

После Дацика карьера пошла в гору?
Я начал тренироваться, занимался кикбоксингом. И через полгода стал чемпионом по боям без правил в «М-1».

Существует мнение, что вы стали чемпионом в ЮФСИ тогда, когда эта организация не была еще настолько сильна. Как, например, тот же «Прайд».
Те, кто так говорит, наверняка, «очень большие» специалисты. Люди, которые дрались в то время в «Прайде» проводили по 6 боев в год. Мне непонятно, как это можно делать исключительно на своем здоровье, без использования химии. Но это сугубо мое мнение, и оно имеет подтверждение. Люди, перешедшие из «Прайда» в ЮФСИ, получили в борщ. И это лишний раз доказывает мое предположение. И где теперь хваленый «Прайд»? А что до мнения людей, то пускай они и дальше так думают. Мне, в принципе, все равно.

У вас в карьере было множество жестких боев. Стоит вспомнить поединок с Сергеем Харитоновым, когда российский боец наносил вам множественные удары, хотя вы уже были в нокдауне. Вы и сами достаточно жесткий боец. Стоит ли драться до конца или можно в тяжелый момент «постучать по рингу»?
Нужно драться до конца. Можно судить по последнему бою /с Энтони Джексоном – прим. ИТАР-ТАСС/. Все говорили, что у меня «хрустальный» подбородок. Так вот, пусть они заткнутся. В конце первого раунда мне сломали челюсть в двух местах. И после этого я провел еще два раунда. В принципе, бой был достаточно равным. Хотелось ли завершить карьеру после тяжелых травм? Честно говоря, нет. Серьезную травму я получил как раз в последнем бою. Тогда помимо сломанной челюсти у меня еще выскочил зуб и кусочек кости. Но хороший хирург правильно сделал операцию, и теперь про меня можно сказать, что я «железный человек». Все нормально. Если об этом постоянно думать, тогда действительно стоит завязывать. У меня же есть все, чтобы вернуться на высоты.

После поражения от Федора Емельяненко в 2009 году у вас пошла черная полоса. Часто вспоминаете этот бой?
Это для меня больная тема. Я сделал Федору подарок. Надо было просто прыгать тогда и все. Да, потом было несколько поражений. Но они случились не из-за моей неопытности. У этого были другие причины. Но сейчас все в порядке.

Тогда вы сказали, что друзьями с Федором не будете точно.
Да, было такое. Ну как можно быть с друзьями с человеком, которому ты проиграл. Я его уважаю как бойца. Уважаю и то, чего он достиг. Но какие друзья? У меня помимо бойцов есть с кем общаться, и с кем дружить. У меня есть хорошие знакомые из единоборств, но так, чтобы быть друзьями – это нет. У меня достаточно друзей из разных областей – из культуры, искусства, да и просто обычных людей. Уважаю людей из той сферы, которой занимаюсь, но близких у меня там нет.

Есть ли помимо единоборств вид спорта, которым увлекаетесь?
Я начал играть в хоккей. Это мне очень нравится. Жалею, что раньше этого не делал. Тем более, в 2014 году в Белоруссии будет чемпионат мира по хоккею. Я планирую поехать. Туда собираются все мои друзья, знакомые.

В последнее время в Белоруссии проводятся мировые соревнования серьезного уровня. Может быть в страну наконец придет массовый спорт, и белорусы будут следить за другими спортсменами, помимо Виктории Азаренко?
Виктория – молодец. Она вообще красавица. Хорошо выступает, и вся Белоруссия переживает за нее. Будет в стране тот же чемпионат мира по хоккею. Постоянно проводят мировые и европейские турниры по борьбе и боксу. Потихоньку все движется. Руководство Белоруссии все для этого и делает.

В свое время вы тренировались у знаменитого в мире бокса тренера Фредди Роуча. Чему научились у него?
Однозначно он дал мне много. Я много чего взял у Роуча, но и много потерял в плане отношения, концентрации на чем-то более глобальном, чем просто бокс. На момент боя с Емельяненко я подписал контракт с «Голден Бой Промоушен» – компанией Оскара де ла Хойя. Желание попробовать себя в профессиональном боксе и сейчас есть. Опять же, в прошлом году у меня было предложение драться по правилам бокса с Александром Емельяненко. Я дал согласие, а он как-то плавно с этого «съехал». Сначала сказал «да», потом «нет». Но желание попробовать себя сейчас есть. И если будет возможность, обязательно ей воспользуюсь.

Когда вы планируете возобновить выступления в микст-файте?
Чем раньше, тем лучше. В идеале я хотел бы провести бой в конце июля – начале августа. Судя по моим разговорам с промоутерами компании «Файт Найтс», у них есть желание, чтобы я выступил в России или в странах СНГ в октябре-ноябре.

Не подбирали еще соперника на предстоящий бой?
Я никогда не выбирал себе соперников. Наверное, поэтому я до сих пор интересен. И мои настоящие фанаты и здесь, и по ту сторону океана меня за это ценят и поддерживают. Кого посчитают нужным дать мне в соперники промоутеры, того мы и будем смотреть и изучать.

Поклонники единоборств уже давно ассоциируют вас с Америкой. Давно ли вы были у себя на родине в Белоруссии?
В Белоруссию я пытаюсь попасть минимум 3-4 раза в год. У меня там мама живет, друзья, товарищи. Но и с не меньшим удовольствием я в последнее время приезжаю в Москву. Мой последний визит в этот город очень запомнился. Я узнал для себя новую Москву.

Кого вы видите на данный момент сильнейшим бойцом микст-файт в мире вне зависимости от лиг?
Однозначно, лучшие бойцы сегодня находятся в ЮФСИ. Как ни крути, это лучшая и самая узнаваемая и престижна организация в мире.  Мой товарищ по команде Трэвис Браун сейчас будет драться с Алистаром Оверимом, буду помогать ему готовиться. Нельзя не отметить и чемпиона ЮФС в тяжелом весе Кейна Веласкеса. Наверное, он, Жуниор дос Сантос, Браун и Оверим – на данный момент лучшие бойцы. Все они в ЮФС, все яркие и интересные.

Латиноамериканцы вышли в ЮФСИ на ведущие позиции. Есть этому логическое объяснение?
Однозначно, элемент везения здесь присутствует. Но они пахари и трудоголики. Да и джиу-джитсу – самый лучший вид единоборств для боев без правил.

Те же бразильцы жестко работают на тренировках. А какой у вас стиль спарринга?
Знаете, недавно я комментировал поединок по боям без правил. И скажу одно. Так, как борются в Дагестане, с таким остервенением… подобного я никогда не видел. В нашем зале тренируются бразильцы, но я бы не сказал, что они работают больше меня. Я самый первый прихожу и самый последний ухожу. Да, я как-то говорил, что не стоит жалеть того, с кем спаррингуешь. То, что я жалел своих спарринг-партнеров, притупило мою бдительность. Мне тренеры иногда говорили, мол, «давай полегче с ним, потому что получит травму, и не с кем будет работать». Вот мои партнеры полностью выкладывались, а я как какой-то уволень, пытался их не травмировать. И это сказалось на моих боях, потому что где-то я не доворачивал кулак, бедро, не на всю длину руки или ноги пробивал удар. Но у меня еще достаточно времени, чтобы опять стать чемпионом, и у меня еще осталось желание. Есть все условия, и есть правильные люди вокруг. Это тяжелый путь, но в моем характере достигать высот, которые я для себя определил.

После тяжелых травм, которые вы получали, не было желания взять и закончить с боями?
Честно говоря, нет. Серьезную травму я получил в последнем бою, где мне в двух местах сломали челюсть, выскочил зуб и кусочек кости. Но хороший хирург правильно сделал операцию, и теперь про меня можно сказать, что я «железный человек». Все нормально. Если об этом постоянно думать, тогда действительно стоит завязывать. У меня же есть все, чтобы вернуться на высоты.

Микст-файт часто обвиняют в жестокости.
Ну почему микст-файт жестокий? Он не жестче, чем тайский бокс. Те же «сечки» есть везде. В США все убеждены, что бокс более травмоопасный вид спорта, чем бои без правил. Как бы то ни было, я выбрал то, чем я занимаюсь. И пока я не собираюсь ничего менять.

Может быть, тогда походатайствовать, чтобы бои без правил ввели в программу Олимпиады? Вид-то зрелищный.
Думаю, что рано или поздно это случится. Но сейчас такие дискуссии идут, что хотят исключить из программы Игр борьбу. Будем надеяться, что ее все-таки оставят. Ведь это – один из первых видов в олимпийской программе. Наверняка борьбу интереснее смотреть, чем бадминтон. Но у каждого свои предпочтения.

В России есть боец, которого называют Сильная Борода. Он ночует в подъездах и участвует в турнирах по боям без правил. Иногда даже добивается в них успеха. Вы бы так смогли?
Наверное, нет. Хотя, думаю, что в начале карьеры смог бы /улыбается/. Жить, где угодно и тренироваться. Но я все-таки чего-то достиг. Хотя, я не боюсь тяжелой работы, не боюсь пахать. Но жить в подъезде – это вряд ли. Какие-то минимальные удобства все же нужны. Плюс у меня семья. Не знаю, как правильнее сказать – или уровень не позволяет, или мое восприятие жизни.

Раз уж зашла речь о семье. Много ли времени вы проводите с ребенком?
Моему сыну только девять месяцев. Но когда мне сломали челюсть в последнем бою, я три месяца был с ним. И я получил такое удовольствие! Как будто я все 24 часа в день был вместе с сыном. Вот приехал в Москву, и теперь скучаю по нему.

Многие считают, что борцам, пришедшим в микст-файт проще поставить удар, чем боксерам работу в партере.
Не могу сказать, что я долгие годы занимался борьбой перед тем, как начал выступать в боях без правил. Мне приказали в академии МВД побороться в первенстве по самбо. Но, как бы то ни было, если боксер или борец хотят освоить ту или иную дисциплину, то тут все зависит от желания. Но изначально, наверное, борцам будет немножко тяжелее освоить боксерскую технику. Могу судить по швейцарскому бойцу Ясуби Эномото, которого я недавно видел. Он не борец, но он хорошо знает джиу-джитсу, у него коричневый пояс. И видно, что он провел хорошую домашнюю работу перед боем с Шамилем Завуровым. Эномото очень крепко стоял на ногах, да и сам провел несколько проходов в ноги за бой. Мне же было тяжело освоить боксерскую технику. Я немного валился, вес неправильно переносил. Но это заняло буквально несколько месяцев, чтобы освоить «двоечку».

За свою карьеру не сталкивались с допингом?
Слава богу, у меня всегда были умные, грамотные и разумные тренеры, которые представляли, какие от этого могут быть последствия. Я всегда этого боялся. Кто-то говорил, что, мол, «то и то на тесте не покажет». Были даже какие-то шальные мысли, но меня всегда сдерживал страх, что не дай бог меня поймают, а я уже не чемпион. Потом скажут: «вот он чемпионом стал благодаря допингу». Вплоть до последнего турнира 23 марта меня проверяли и до боя, и после боя /улыбается/. И такое уже длиться на протяжении 15 лет моей карьеры.

Как относитесь к тем, кто использует допинг?
Неправильно это все. Может я некоторым и проиграл, кто был на каком-то «суперэлексире». Для меня важно знать, что я победил честно и добился успеха своим трудом, пахатой.

В футболе в обиход вошло понятие «договорняки». А вам не предлагали договориться?
Предлагали. Были варианты такие, мол, «давай тотализатор сделаем». Но в США это жестоко наказуемое деяние, и я всегда отказывал.

Думали о том, что будете делать по окончании карьеры?
Да пока собственно не размышлял об этом. Но точно буду больше времени проводить с семьей.

Чтобы проводить все оставшееся время с семьей, нужны определенные финансы. Андрей Арловский заработал на безбедную старость?
Заработал. Но постоянно приходят какие-то непредвиденные расходы. Приходится постоянно искать какие-то пути заработка. То, что пишут в прессе – не всегда правда, ну или не до конца правда. Берут какие-то заоблачные суммы. Пока есть возможность, здоровье и силы, надо пытаться заработать. Когда был на вершине Олимпа, были одни заработки. А потом они стали ниже. А привычки остаются, и от них иногда тяжело отказываться. Поэтому периодически я ищу пути заработка.

Фото: tumblr.com

Метки: , , , ,

Оставить Ответ

Похожие новости