Главные события:

Вечно крепчающий маразм

Вечно крепчающий маразм (1)

Почему в профессиональном боксе существуют серебряные, бриллиантовые и суперчемпионы?

Уже не помню, перед каким именно боем, но каким-то таким, где на кону стояло сразу несколько не вполне понятных титулов, я вспомнил одну мысль – слишком мудрую, чтобы быть моей. Принадлежит она английскому писателю Честертону, который считал, что зло никогда не может остановиться на достигнутом, оно обязательно должно развиваться. От себя я тогда добавил, что то же самое можно сказать о маразме. И действительно: политика ведущих организаций профессионального бокса – WBA, WBC, IBF и WBO, – натолкнувших меня на это “интеллектуальное допущение”, с тех пор ни разу не заставила усомниться в этом печальном выводе.

Не хочу сейчас в тысячный раз сокрушаться по поводу неведомо как составленных рейтингов боксерских организаций и множества странных боев, проходящих под их эгидой. Например, когда чемпион защищает свой титул против бойца, проигравшего два боя из последних трех. Или когда тот или иной боксер становится официальным претендентом на титул, хотя за последние пару лет ни с кем серьезным толком не дрался.

(Говорить об этом – все равно что обсуждать нарушения скоростного режима на наших дорогах. Нарушают все и всегда. Только одни попадаются, а другие нет. Я вот попадаюсь и регулярно получаю “письма счастья”. Одно из них, самое дорогое, обошедшееся мне в 48 евро, получил из Италии. Это была документальная поэма, где на полутора страницах невероятно глумливым языком рассказывалось о том, какие душевные страдания я причинил какому-то полицейскому сержанту с красивым трехэтажным итальянским именем вроде Джанлука Терранова, когда на записи, сделанной видеокамерой, он увидел, что я превысил лимит скорости на ОДИННАДЦАТЬ километров).

Нет, странные рейтинги и рейтинговые странности мы сегодня обсуждать не будем. Коррупцию, как и алкоголизм, будут искоренять вечно, однако вечными разговорами здесь делу не поможешь. Лучше поговорим об одной локальной проблеме: титулах, которых в последнее время в боксе появилось видимо-невидимо, и с этим, если бы у кого-то было на то желание, как раз можно было бы что-то сделать.

СУПЕРЧЕМПИОНЫ

Цветы маразма часто вырастают на вполне разумной почве. Больше десяти лет назад до руководства старейшей федерации профессионального бокса, WBA, дошло, что боец, владеющий помимо их титула еще и титулом какой-то другой организации (например, WBC), – чемпион не самый обычный. Тут же придумали, как его назвать, – суперчемпионом. Не очень оригинально, но по крайней мере емко. В этой части возразить вроде бы нечего и не на что. Владеешь одним титулом – ты чемпион. Владеешь двумя – суперчемпион. Вполне логично.

Но маразм, как и дьявол, кроется в деталях. А в данном случае – в одной детали. Дело в том, что, став “суперчемпионом”, боксер переставал быть “просто чемпионом” или “регулярным чемпионом” и этот титул объявлялся вакантным. Таким образом, в одном весе у одной организации появлялось сразу два действующих чемпиона, а это уже бред. Хватило бы того, что самих организаций, объявляющих своих чемпионов, четыре, а весовых категорий – семнадцать.

Кроме того, в точном соответствии с бессмертной мыслью Честертона и с моим скромным к ней дополнением, в WBA на этом не остановились. Со временем суперчемпионами стали объявлять “за выслугу лет”, а точнее – за количество защит. Опять-таки разумное зерно в этом есть, но чревато оно тем не менее все тем же маразмом.

Так, владеющий титулом WBA в категории до 57,2 кг с 2004 года индонезиец Крис Джон в 2009 году был провозглашен суперчемпионом. Однако уже в следующем 2010 году жадный до титулов беглый кубинец Юриоркис Гамбоа, бывший уже “регулярным” чемпионом мира в этом весе по версии WBA, завоевал еще и титул IBF. Благодаря этому у WBA в одной категории оказалось два суперчемпиона. Теперь уже вполне логичным было бы сказать, что при двух суперчемпионах регулярных чемпионов должно быть как минимум три, а лучше – четыре.

Если кто-то думает, что эта ситуация смутила руководство WBA, то он просто его не знает. Два суперчемпиона – так два. Через некоторое время Гамбоа назвали объединенным чемпионом – и всех делов.

Хотя нет, не всех. Если, работая в профессиональном боксе (не боксером), вы решили тихо сойти с ума в одиночестве, вам этого сделать не дадут. Всегда найдутся желающие составить вам компанию. В WBC со временем изобрели свой эквивалент суперчемпиона, а именно чемпиона бриллиантового!

В 2010 году титул WBC в категории до 72,6 кг завоевал аргентинец Серхио Габриэль Мартинес. Уже в следующем году руководство WBC решило, что он так хорош, что заслуживает больше, чем обычного титула, и он стал обладателем бриллиантового чемпионского пояса. Однако при этом регулярный титул оказался вакантным, и его завоевал Хулио Сесар Чавес-младший. В сентябре прошлого года Мартинес и Чавес встретились. Мартинес победил… и в результате “пошел на понижение”. То есть перестал быть бриллиантовым и снова стал регулярным.

Тогда какой во всем этом бриллиантовом безумии был смысл? Впрочем, кажется, это я уже сошел с ума, раз пытаюсь найти смысл в безумии.

ВРЕМЕННЫЕ, БЕРЕМЕННЫЕ, СЕРЕБРЯНЫЕ И БРОНЗОВЫЕ

Строго говоря, беременных и бронзовых чемпионов в профессиональном боксе еще нет, но это дело наживное. Будут.

Что же касается временных чемпионов, то здесь опять можно сказать, что маразм вырос на здоровой почве. Сама по себе идея была неплохая. Часто складывается такая ситуация, когда бой между официальным претендентом и чемпионом откладывается по каким-то причинам. Допустим, чемпион в последнем бою получил травму, потребовавшую оперативного вмешательства. Или обязан по контракту провести какой-то другой бой, а официальный претендент оказывается в простое. Вот он и получает возможность провести поединок за временный титул с другим претендентом. А когда регулярный чемпион снова почувствует себя готовым выйти в ринг, он, согласно правилам, обязан прежде всего провести бой с временным чемпионом.

В теории все выглядит замечательно. Но в теории и коммунизм смотрелся хоть куда, а что из него вышло? Очень часто временный чемпион ведет при регулярном совершенно свою параллельную жизнь, и их под разными предлогами не сводят сколь угодно долго. Например, Понгсаклек Вонджонгкам из Таиланда владел титулом WBC в категории до 50,8 кг в 2001 – 2007 годах. А мексиканец Хорхе Арсе завоевал временный титул WBC в том же весе в 2005 году и защитил его четыре раза, но с Вонджонгкамом так и не встретился. Потом Арсе перебрался в следующий вес, и ситуация решилась сама собой. Правда, остался открытым вопрос: зачем надо было такую ситуацию создавать?

Но и это еще далеко не все титулы. У WBC имеются серебряные чемпионы. Это что-то вроде временных, но с ограниченными правами. Скажем, если регулярный чемпион переходит в другой вес или заканчивает карьеру, серебряный чемпион, в отличие от временного, регулярным обладателем титула не становится.

И снова возникает вопрос: зачем нужны эти серебряные чемпионы, когда хватает и остальных? У WBC, кстати, имеются еще и почетные чемпионы. Это те, которые на время оставили ринг, но потом, может быть, еще вернутся. А есть вообще потрясающий титул “чемпион в отпуске”. Последние два я бы объединил. А что? Почетный чемпион в отпуске – по-моему, звучит гордо. Я бы таким хоть всю жизнь прожил. Вроде и дома сидишь, и на ринг давно не выходишь, а все чемпион. Лафа, одним словом!

Проблема тут возникает только одна. Титулы в глазах боксерской общественности значат все меньше и меньше. Настоящие звезды все чаще обходятся без них. Например, когда Флойд Мейвэзер дрался с Шейном Мосли или с Хуаном Мануэлем Маркесом, на кону в этих боях не стояло никакого титула и публику это совершенно не волновало.

Это был опасный сигнал, но, по-моему, ни одна боксерская организация его не расслышала. Правда, самых ярких звезд они всячески задабривают, но общей картины это не меняет.

ВОСТРЕБОВАННЫЙ МАРАЗМ

Однако, как нас когда-то научил Владимир Маяковский, “если на небе зажигаются звезды, значит, это кому-нибудь нужно” (до сих пор помню, каким фальшиво-проникновенным голосом произносила эту фразу одна наша красивая отличница). Ну а если маразм существует годами и безнаказанно развивается, значит, это тоже кому-нибудь нужно. Это даже не ларчик, который просто открывается – у этого ларчика и крышки-то нет, и открывать просто нечего – все открыто.

Международные боксерские организации собирают взносы за санкционирование всех чемпионских боев, которые проходят под их эгидой. Обычно 3 процента. Надо ли объяснять, что чем больше титулов разыгрывается, тем больше они получают? Наверное, не надо. Значит, этот маразм идет от ума, а раз так, его вряд ли удастся вылечить в обозримом будущем. И в необозримом тоже.

Может быть, мы еще доживем до разыгрывания титула временного бриллиантового чемпиона в отпуске.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ, СЭ

Метки: , , , , , ,

Оставить Ответ

Похожие новости