Главные события:

Роман Кармазин: Профессиональный бокс в России держится только на меценатах

Роман Кармазин: Профессиональный бокс в России держится только на меценатах (1)

Роман Кармазин — экс-чемпион мира по боксу в 1-й средней весовой категории. Бывший профессиональный боксер рассказал «МК» в Питере» о том, как не смог заработать миллион долларов, но зато получил «липовый» диплом юриста.

Вы ушли из профессионального бокса в 2011 году, чем теперь занимаетесь?
Я тренер. У меня своя сеть клубов «Школа Кармазина». И я выставляю ребят на соревнования от имени уже своей школы. Основа нашей техники в том, чтобы пропустить как можно меньше ударов. Можно выиграть так: нанести 21 удар и 20 пропустить, а можно ни одного не пропустить, один удар нанести и тоже выиграть, но без ущерба для здоровья. Мы учим не пропускать удары, беречь себя и побеждать. Сейчас в моих клубах тренируется около ста человек. Кстати, мне предлагали открыть школу бокса в Москве. Но там прилепилось «в долю» много лишних людей. Я не жадный, я готов делиться, но тогда и люди должны работать. А они просто хотели проценты получать, а работать должен был один я. Посчитал и понял, что те же деньги сам заработаю в Питере.

Бокс — это спорт или бизнес?
Профессиональный бокс, к сожалению, больше бизнес, чем спорт. А в России он еще и невыгодный ни для спортсменов, ни для бизнесменов. Весь профессиональный бокс у нас в стране держится только на меценатах. Не сказал бы, что они дарят свои миллионы долларов безвозмездно. Богатые люди тратят деньги на бокс из тщеславия. Люди так покупают себе известность.

На организации боев можно заработать?
Вы, наверное, слышали, что скоро будет бой Поветкин — Кличко? Были торги. На торгах потенциальные устроители пишут сумму, которую готовы потратить на организацию боя, и складывают в конверт. Один пишет: я миллион дам, другой: а я пять! В определенное время конверты вскрываются и суммы оглашаются. У кого цифра больше, хоть на доллар, тот становится хозяином этого боя. Он обязуется выплатить эти деньги боксерам, шоуменам и всем-всем-всем, кто работает над мероприятием. Сейчас за право проведения этого титульного боя какой-то бизнесмен готов потратить 23,2 миллиона долларов. Хотел шокировать «тусовку». Наверное, нашептали: «Бой за звание чемпиона мира — заработаешь!» Спасибо ему за предстоящее шоу. Но бизнесмен, наверное, сам еще не знает, как «попал», потому что вернется к нему только около пяти миллионов. У нас нельзя заработать на боксе. Плюс еще система «гнилая» — за каждый организованный бой просят «откат». И все делают вид, что об этом не знают.

Сколько в среднем получают боксеры в России, Европе, Америке?
У нас очень мало получают. Начинающий боксер — 100 долларов за раунд. Это в лучшем случае. А так — 50 долларов платят. А в Америке эта «вилка» — 300–500 долларов за раунд в зависимости от того, насколько хорош боксер. А от любительского бокса у меня только грамоты остались. Медали еще есть, но они не золотые и даже не серебряные, обычные железные медали.

Когда вы впервые попали за рубеж?
Меня в конце 90-х повезли в Испанию проигрывать. Так и сказали еще в Москве: «Если не нокаутируешь соперника, то проиграешь. Я избивал испанца, как «грушу». Нос сломал, все брови иссек. Он кровью истекает на ринге, а бой не останавливают. Положить его у меня просто опыта не хватило — только из любительского бокса перешел. В итоге дали нам ничью. Хотя по сути он проиграл в «одну калитку». Но ставки были уже сделаны, и исход боя решен. И тут публика стала свистеть и возмущаться. Я растерялся. Думал, что они за своего чемпиона Испании так болеют. А оказалось, что они — за справедливость. Пришлось судье мне руку на ринге поднять. Неофициально. И зрители тут все обрадовались. Было очень приятно. Есть теперь у меня в биографии такая «ничья». Но я был счастлив — получил 800 долларов, первые большие деньги для меня, да еще и за границу съездил.

Чем отличается российская публика от зарубежной?
За рубежом, в той же Америке, не любят русских боксеров. Русский болельщик никогда не потратит последний доллар на бокс. Он отнесет его в семью или сам проест. А мексиканец, например, этот последний доллар отнесет в билетную кассу, чтобы посмотреть на своего кумира. Или хотя бы пойдет в кафе с платной трансляцией боя — он там останется голодным, но счастливым. Русский так никогда не поступит. А кто будет болеть за русского боксера? Правильно, только русские. Но даже очень не бедные наши болельщики за границей предпочитают купить пива-вина, собраться перед телевизором дружной компанией и сэкономить на поездке и билетах. Мой американский промоутер удивлялся: «Были бы русские плохими боксерами или их бои были бы неинтересными, тогда ваших зрителей можно было бы понять. А так — все есть, но русские болельщики не идут». Поэтому не очень хотят русских боксеров за границей. На них не заработаешь.

В Америке российские бойцы неинтересны. А если боксер остается в России, что ему «светит»?
В России? Накормят где-нибудь в ресторане бесплатно, если повезет. (Смеется.)

Вас узнают на улицах?
Я в 2005 году стал чемпионом, первые три года узнавали, а теперь совсем забыли. Некоторые люди удивляются, когда видят меня в Петербурге, думают, что я давно за рубежом. Но я здесь, хотя всегда могу туда уехать. Во-первых, до сих пор есть некоторые предложения. Во-вторых, с гражданством проблем не будет, у меня младший сын американец, родился в США. Но я не хочу. Как в песне: «Родина!.. Пусть кричат уродина, а она нам нравится, хоть и не красавица». Хочу попробовать максимально много сделать в России. Может, что-то сдвинется с мертвой точки. Я в свое время до правительства Матвиенко дошел. Просил зал. Мол, нам ничего не надо, дайте просто зал, я буду там воспитывать детей. А мне отвечают: «У нас и без вас все хорошо».

Я, когда закончил карьеру, оказался нигде. Боксеры всю жизнь отдают спорту, а как они потом живут, никому не интересно. Вот у меня есть диплом юриста. Но я даже ни разу не был на парах. Какой я юрист?! Мне диплом дали просто так в Вышнем Волочке — в филиале Международного славянского института. Сделали меня почетным студентом, ну и получил диплом за «красивые глаза». А вот в институте Лесгафта я уже учился. Переподготовку прошел, диплом защитил в этом году. Тренирую ребят на законных основаниях.

Как вы попали в Петербург?
Я из маленького города Кузнецка под Пензой, население — сто тысяч всего. Боксом начал заниматься в детстве — как все мальчишки, просто хотел быть сильным, чтобы девочки любили, ну, как обычно. О том, что стану чемпионом, не думал тогда. Всерьез в армии все началось. Служил в Казахстане, там меня заметил местный тренер. Он сказал: «Ты станешь чемпионом, только надо уезжать отсюда!» А у меня семья уже была, я развелся из-за бокса. Оставил сына. Конечно, сейчас помогаю, он со мной в Петербурге, ему уже 18 лет. В Питере долго метался от тренера к тренеру. Первый тренер меня выгнал за то, что я проиграл бой. Жили с другом Женькой. Наш ежедневный рацион был такой: один батон на двоих и чай. Бывало, сидим на кухне, пересчитываем деньги и понимаем, что их хватит только на проезд. Тогда Женька уступал мне свои «проездные» и оставался дома. Мы обедали батоном, и я отправлялся заниматься. Такая вот диета спортсмена в 1990-е годы.

Вы работали в это время где-то?
Подрабатывал грузчиком. Ящики с соками таскал. Потом в боях без правил участвовал. На двоих за бой платили 150 долларов. Победителю — 100 долларов, проигравшему — 50. Мне ногу отбили в то время — до сих пор нарост на кости. Наверное, трещина была.

Бокс сильно бьет по здоровью?
Опасны бои без правил. Я бы их вообще запретил. Люди, которые там выступают, быстро становятся инвалидами. Им всю жизнь только на таблетки работать придется, но в юности они этого не понимают. Да, иногда везет. Вот Феде Емельяненко крупно повезло. Но его история — это как сказка о Золушке. Я, кстати, написал обо всем, что со мной было, в своей книге. Когда стал чемпионом, мне одно издательство предложило ее написать. Но хозяин этого издательства уже несколько лет лежит в коме, и книга осталась неизданной. Жена сначала говорила: «Прекрати ты эту писанину, никому она не нужна». Я предложил: «Наташа, ты прочти, если скажешь, что плохая книга, совсем забуду о ней». Она прочла и сказала, что книга должна выйти в свет. Теперь сам хочу ее издать. Рабочее название книги «Как стать чемпионом». Я советы в ней даю тем, кто пошел по этому сложному пути. Когда я еще не был чемпионом мира и мне задавали вопрос: «Что бы ты выбрал — миллион долларов или стать чемпионом мира?», всегда отвечал: «Конечно, стать чемпионом мира». Но, пройдя этот путь, наверное, поумнел, и сейчас я бы выбрал миллион долларов.

И как бы его потратили? На семью, на развитие собственного бизнеса, на развитие бокса?
(Грустно.) Даже не хочу об этом думать, потому что нет этого миллиона.

Метки: 
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

One ВОПРОСОВ и ОТВЕТОВ

  1. Это специально для Андрея Рябинского :) от Романа.
    Вы, наверное, слышали, что скоро будет бой Поветкин — Кличко? Были торги. На торгах потенциальные устроители пишут сумму, которую готовы потратить на организацию боя, и складывают в конверт. Один пишет: я миллион дам, другой: а я пять! В определенное время конверты вскрываются и суммы оглашаются. У кого цифра больше, хоть на доллар, тот становится хозяином этого боя. Он обязуется выплатить эти деньги боксерам, шоуменам и всем-всем-всем, кто работает над мероприятием. Сейчас за право проведения этого титульного боя какой-то бизнесмен готов потратить 23,2 миллиона долларов. Хотел шокировать «тусовку». Наверное, нашептали: «Бой за звание чемпиона мира — заработаешь!» Спасибо ему за предстоящее шоу. Но бизнесмен, наверное, сам еще не знает, как «попал», потому что вернется к нему только около пяти миллионов. У нас нельзя заработать на боксе. Плюс еще система «гнилая» — за каждый организованный бой просят «откат». И все делают вид, что об этом не знают.

    Thumb up 0 Thumb down 0

Оставить Ответ

Похожие новости