Главные события:

Сергей Гулякевич: Все, что не убивает, делает нас сильнее,

Сергей Гулякевич: Все, что не убивает, делает нас сильнее, (1)

Еще лет пять назад Сергей Гулякевич был перспективным не только по меркам Беларуси. Он становился чемпионом Европы среди профи, боксировал за мировой титул по версии WBC. Казалось, молодой спортсмен только набирает силу, но вдруг… словно исчез. О конфликтах с менеджером, череде дисквалификаций и вынужденном переезде в Латвию боксер поведал корреспонденту Goals.by.

Что-то давно о вас не слышно…
Все началось еще в 2008 году перед боем с Виталием Тайбертом (известный боксер, выступающий в младшем легком весе — Goals.by). Мне сказали, если выиграю у немца, меня возьмут на контракт в легендарный немецкий клуб «Юниверсум». Мой менеджер Валерий Капля за полгода до боя уже уверял, что обо всем договорился. Меня это воодушевляло. Через четыре месяца он позвонил и сказал: «Состоялись официальные торги, ты получишь 16 тысяч долларов за выход на ринг, теперь нужно подписать контракт на бой». Но уже через минуту раздается звонок, и на проводе тот же Валерий Капля выдает другое. Мол, я Фондю (англичанин, соменеджер Сергея с 2005 года — Goals.by) еще до торгов в качестве подстраховки «развел» на то, что ты меньше, чем за 20 тысяч, боксировать не будешь, но ты за это мне даешь «штуку». Я, конечно, согласился, ведь для меня это было просто невероятно. Еще плюс три тысячи к 16. Никогда не получал таких сумм, тем более, все официально. Хотя на тот момент даже и мысли не было, каким боком развод Фондю имеет дело  к официальным торгам, где все должно быть чисто. Подписать бумаги на бой я должен был прямо в раздевалке нашего зала на Калиновского. Несколько документов на английском. Я, естественно, ничего не понимал. Сидим с Каплей напротив друг друга, и я спрашиваю: «Здесь все чисто? Надеюсь, по поводу клуба все в силе? Фондю здесь не фигурирует?» В ответ услышал: «Серега, все нормально, только победи». Я говорю: «Ты — мой друг, я тебе доверяю». Подписал. Бой у Тайберта выиграл. Стою возле ринга, жду, что мой менеджер подойдет, хоть слово скажет по делу, но, увы, — тишина.  Думаю, чего медлить, а то сейчас все разъедутся. Подошел к тренеру Тайберта, экс-чемпиону мира Артуру Григоряну, говорю, что хочу за ваш клуб боксировать. Тот сразу телефон дал, мол, звони — договоримся. По телефону вопрос не удалось решить. В итоге сам поехал в Гамбург. Но там меня даже слушать не стали. Сказали, пока не будет письма от Филиппа Фондю о том, что я свободен, меня никто не захочет видеть. Я был уверен, что мой контракт с Фондю закончился, ведь подписал его  на три года еще в 2005-м. Встречаюсь с Каплей. И он говорит:  «Зачем в «Юниверсум» ездил? У тебя будут проблемы!» Я удивился, а он продолжил: «Ты же с нами контракт продлил». И указывает на бумагу. Ту самую, из раздевалки, в которой, как оказалось, нет ни слова о «Юниверсуме». Зато отчетливо прописано, что еще три года я «принадлежу» Капле и Фондю, и что за бой с Тайбертом согласен получить 20 тысяч. Как оказалось потом, на самом деле, мне полагалось раза в три больше. Документы, которые я подписал, были обычным менеджерским соглашением, а не официальным контрактом на бой. Вот так по-крупному меня и развели.

Вы же должны были оспаривать такое положение. Что вы предприняли?
Искал правды у  Геннадия Наркевича — президента Белорусской федерации профессионального бокса. Он меня выслушал, вроде согласился, что я прав. Сказал, что обязательно нужно во всем разобраться, и с суровым видом заметил, что если кто-то что-то взял, обязательно должен вернуть. Назначил день встречи. Собрались я, мой тренер Петр Букштанович, менеджер Валерий Капля и сам Наркевич. После этой беседы сразу стало понятно, кто кого кормит. В итоге все так и спустилось на тормозах, и я с этим даже согласился. Поскольку возник один очень весомый аргумент. Капля грамотно повел себя. Он начал давить на то, что деньги мы еще заработаем, а сейчас у нас есть прекрасная возможность выиграть титул чемпиона мира. Меня это немного остудило. Деньги деньгами, но титул для меня был важнее. Понимал, что после чемпионского боя могу хорошо подняться в карьере. Вроде помирились.

И в 2009-м вы боксировали за «мир»…
Да, в Мексике. Я проиграл. Функционально хорошо подготовился, а вот тактически… Соперник был левша, подготовка же пришлась на сезон отпусков, и найти подходящего леворукого спортсмена в Беларуси для спарринга было невозможно. Хотя в контракте с Фондю и Каплей этот пункт прописан. Менеджер обязан предоставить все условия для подготовки, в том числе и спарринг-партнеров. Но это выполнено не было. Бой получился нереально кровавым. Выложился на все 100 — после ринга не помню, как до отеля доехали. Вздохнуть не мог, а внутри все сжалось. Реально страшно стало. Дышу короткими глотками, а внутри все разрывается. Не знаю, что это было, но потом меня трясти начало и тошнить, только к утру немного оклемался. Все потому что жара, ночью было градусов 40, а боксировали на открытом воздухе, без кондиционеров. Тогда еще подумал, что это за титул самой престижной версии? Да ну их на фиг! Короче, проиграл, иначе по тому раскладу и быть не могло. Выиграть в Мексике у Гутьерреса можно было только нокаутом. Плюс потом еще были вопросы с деньгами. Контракт на бой был подписан за недели три до выхода на ринг. Капля же на следующий день после поединка говорит — мол, две тысячи нужно заплатить за какие-то санкции, вот тебе на две «штуки» меньше. В моем состоянии после боя спорить не стал. К большому сожалению, поссорился еще со своим тренером Петром Букштановичем. Конфликт возник на ровном месте, сейчас даже вспоминать об этом не хочется.

Вы потом как-нибудь оспаривали эти две тысячи, которые вам не отдали в Мексике?
Я был подавлен. Не мог понять, что происходит вокруг. При этом Капля снова стал казаться хорошим, предлагал какие-то бои. Я уже и махнул рукой на эти две тысячи. Тем более понял, что в Беларуси по законодательству ничего толком доказать не сумею.

После этого вы еще продолжали сотрудничать с Каплей?
Да, после Мексики провел один бой в Англии. Он оказался удачным. И тут Капля снова давай крутиться возле меня, говорить, что нам все двери открыты. Меня свели с Рикки Хаттоном (британский экс-чемпион мира в 1-м полусреднем весе), после чего отправился в Минск проводить бои под эгидой «Хаттон-промоушен». Провел два, затем стал узнавать, что дальше. В ответ услышал, что и все остальные поединки будут проходить в Минске, а в Англии будут заниматься молодые ребята. Я даже на это почти согласился, но потребовал  полноценный контракт. Мне нужна была конкретная зарплата. У меня уже второй ребенок родился к тому времени. И еще я тогда стоял первым в рейтинге, был претендентом на титул чемпиона мира. Чтобы выиграть этот поединок, мне нужна была подготовка из двух 10-раундовых боев при полных трибунах. Мне же предлагали только 6-раунадовые бои, и минимум — четыре встречи. На мой вопрос «почему?» услышал: мы так больше будем зарабатывать. Не выдержал и сказал всем этим товарищам «до свидания».

Что дальше?
На меня вышел известный менеджер Стивен Баш, я подписал контракт с ним. Позже должен был провести бой за титул чемпиона IBF. Но с родиной, как оказалось, расстаться полюбовно не удалось. Президент Белорусской федерации профессионального бокса Геннадий Наркевич неожиданно пишет в IBF о том, что моим промоутером якобы является Рикки Хаттон.

А это было не так?
Если бы выяснилось, что у меня два промоутера, мне бы дали время, чтобы разобраться, кто мой настоящий промоутер. А за это время право сражаться за титул перешло бы к следующему в рейтинге бойцу, а я бы пролетел мимо. Чего и добивалась федерация. Благо мы с менеджером Башем успели объяснить в IBF, что у меня только один промоутер, и подтвердить это документально. У меня действительно был составлен контракт с Хаттоном, но до подписания дело так и не дошло.

Но бой за чемпионский титул так и не состоялся.
«Европейский боксерский союз не мог не отреагировать на письмо от самой главной организации в Беларуси и снял меня со всех рейтингов».— К сожалению, меня дисквалифицировали. От лица Наркевича было написано письмо о том, что у меня аннулирована лицензия от белорусской федерации. Дело в том, что я не отвечал на звонки и письма Наркевича. В итоге он приостановил мне лицензию за то, что я не явился на обсуждение вопроса, касающегося моей спортивной деятельности с Хаттоном. Он имел на это право. Но я не собирался туда идти, потому что знал, что с меня будут требовать только деньги и «наезжать». Европейский боксерский союз не мог не отреагировать на письмо от самой главной организации в Беларуси и снял меня со всех рейтингов. Соответственно, я нигде и ничто. Восемь лет работы коту под хвост. После этого Стивен Баш исчез, а я пошел мириться со своим тренером Петром Букштановичем.

Как вы решили возвращаться?
Отмечу, что это связано с появлением у меня хорошего британского менеджера Дерека Вадделла. Мы с ним познакомились еще в Минске накануне боя за титул чемпиона мира. Дерек часто приезжал в столицу Беларуси просто посмотреть на бойцов. Мы как-то разговорились. А после того как со мной произошла вся эта канитель, я его снова встретил в Минске, рассказал обо всем. Он предложил свои услуги менеджера — я согласился.

И что вы предприняли?
Дерек написал письмо госпоже Энсе Якопэне, секретарю Европейского боксерского союза. По сути, главной континентальной организации в боксе. Всех держат под большим контролем. Есть только один менеджер Валерий Капля, который всех держит в ежовых рукавицах, а у меня нет возможности выступать. Эта дама сама перезвонила моему менеджеру по контактам, которые он оставил. Сказала, мол, знает, что меня дисквалифицировали, но не понимает, за что и насколько, потому что даже сроки нигде не прописаны. В итоге она выдала свою резолюцию на получение лицензии в любой европейской стране и сняла дисквалификацию. У нее на это имелось полное право.

Первым делом обратился в Уэльс за британской лицензией. Ее мне не дали, потому что белорусская федерация снова прислала письмо — на сей раз, будто я не прошел медосмотр. Действительно, есть такой пункт, что нужно ежегодно проходить медосмотр. Но в Беларуси никогда этим никто не занимался. Просто подписывались документы, где нужно, и вопрос решался. А когда необходимо было вставить мне палки в колеса, вспомнили об этом пункте. Я уехал из Уэльса несолоно хлебавши.

Сейчас вы проводите бои в Латвии?
Все верно. Уже восемь боев провел в Риге. Спасибо большое латвийскому президенту федерации бокса Роману Даболишу, который дал лицензию и очень долго воевал с белорусской стороной. Потому что опять-таки было много писем. Сначала белорусы говорили, что это наш боксер и что это вообще перебежчик. На что латыши мягко ответили, что на дворе не 90-е годы. В итоге белорусы задали конкретный вопрос — сколько вам дать денег, чтобы вы приостановили лицензию? Так и было. Могу это подтвердить документально. Естественно, латыши отказались от этого предложения. Им выгодно подобрать хорошего боксера, который просто лежит на дороге, и зарабатывать с его помощью деньги. В Латвии во всех боях я выиграл. И наконец, только сейчас, в январе, я попал в новые рейтинги.

Стоп. А почему вас не поставили в эти рейтинги раньше?
Меня снова дисквалифицировали на 9 месяцев. Как только приехал в Минск из Уэльса, мне Эдуард Иосифович Дубовский, бывший президент единой белорусской федерации бокса, предложил провести бой в зале на Калиновского, чтобы показать, что я активен, продолжаю выступать. Иначе, если бы увидели в EBU, что в течение года я не боксировал, меня могли снова снять со всех рейтингов. Согласился, поскольку знал, что все эти бои проводятся вроде бы по закону и в EBU их засчитывают. Но меня снова ожидала проблема. Наркевич написал, что этот бой не был согласован с федерацией, поэтому является несанкционированным. Меня на 9 месяцев сняли снова со всех рейтингов, но разрешили при этом просто проводить бои, поддерживать форму, чтобы при возвращении поставить выше в рейтингах.

И как вам в Латвии?
Знаете, что самое интересное? Когда я был чемпионом Европы, наш минский клуб «Реактор» собирал ну максимум 200 человек. При этом половина приходила бесплатно. Не считаю, что Латвия такая уж богатая и продвинутая страна. Но последний раз, когда я боксировал в латвийском клубе, на бой пришло 1200 человек. Я, конечно, видел, что места вокруг заполняются, но чтобы настолько… И даже начало встречи отложили на час, чтобы все желающие успели. Причем билет стоил 20 долларов. И люди не пожалели этих денег, чтобы посмотреть именно на белорусского бойца.

Так почему белорусская федерация не может просто отпустить вас с миром?
Ну как же? Они в лице меня лишились источника финансирования.

Как вы вообще познакомились с Валерием Каплей?
Он пришел к моему тренеру узнать, какие есть боксеры, чтобы стать их менеджером. Тот предложил меня. Капля подошел, рассказал, что организовывает бои в минском клубе «Реактор», готов меня подключать. Я согласился. Все было хорошо. Можно сказать, мы были друзьями. И все было классно до того момента, как начались разногласия после боя с Тайбертом.

Тем не менее, Валерий Капля организовывал первые бои для вас за своей счет?
Я этого не знаю. Может быть, что-то и вкладывал. Может, телевидение платило или спонсоры. В любом случае он менеджер и должен вести весь этот процесс. Я уверен, что он хорошо зарабатывал. Особенно после заграничных боев. Там не тратил ни копейки, а призовые получал. Но об этом не могу на сто процентов рассуждать, сумм этих не знаю. Знаю, что я сам получал при нем совсем мало.

На что вы живете?
Честно скажу: продал машину, получил деньги и прожил на них. Такой вот мой заработок. Потому что пока за бои я не получаю деньги. Спасибо моему новому британскому менеджеру, который за свои средства оплачивает бои в Латвии. Ведь нужно разместить меня, приехать самому, и самое главное, большие расходы на то, чтобы пригласить соперника. В итоге одно такое мероприятие оценивается в четыре тысячи долларов. Признаться, бои тяжелые, трудно за них ничего не получать. Но я терплю для своего будущего. За все это время понял одно: все, что не убивает, делает нас сильнее, а там, где двери закрываются, можно найти новый ход.

P. S. Goals.by предлагал изложить свое видение ситуации менеджеру Валерию Капле, но тот воздержался от комментариев

Метки: , , , , , , , , , , ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

One ВОПРОСОВ и ОТВЕТОВ

  1. А что Капле писать,если Серега все и так чисто рассказал!!!
    Это проблема в нашей федерации и в людях которые хотят на тебе
    заработать сразу же и без вкладывания средств………

    Thumb up 1 Thumb down 0

Оставить Ответ

Похожие новости