Главные события:

Игорь Высоцкий: Несколько лет назад мы со Стивенсоном побратались

d0

11 июня, в Гаване (Куба) от сердечного приступа в возрасте 60 лет скончался великий кубинский боксёр-тяжеловес, трехкратный чемпион мира, трехкратный олимпийский чемпион Теофило Стивенсон, в 1972 году получивший звание «Заслуженный мастер спорта СССР». Воспоминаниями о Теофило Стивенсоне с Агентством спортивной информации «Весь спорт» поделился Игорь Высоцкий – единственный боксёр в мире, побеждавший Стивенсона два раза.

«Мои глубочайшие соболезнования родным и близким Теофило, всем поклонникам бокса, всей Кубе, где Стивенсон был национальным героем, – сказал Игорь Высоцкий. – Его даже там называли третьим человеком в стране – после Фиделя и Рауля Кастро.

Печальную новость мне сегодня утром сообщил Виктор Агеев. Сказать, что она меня шокировала – значит, не сказать ничего! С этим человеком очень многое связано в моей жизни. Два боя со Стивенсоном, несомненно, стали самыми главными за 15 лет, проведенных на ринге. Когда в 19-летнем возрасте я впервые нанес ему поражение, он был уже олимпийским чемпионом. К тому же, произошло это не где-нибудь, а на его родине – в городе Сантьяго-де-Куба, на самом престижном в то время международном любительском турнире памяти Кардина Кардова, да еще в присутствии самого Фиделя Кастро! Шел 1973 год, и это был не просто мой дебют на международных соревнованиях, а вообще первый в жизни выезд за рубеж. Второй раз, через три года, на международном турнире в Минске мне удалось выиграть у Стивенсона, уже двукратного олимпийского чемпиона, нокаутом. Но прежде чем это случилось, один нокдаун отсчитали и мне.

Несмотря ни на что, после окончания боксерской карьеры у нас сложились очень теплые отношения. Любительский бокс – такой вид спорта, где соперники не переносят свои агрессивные отношения друг к другу за пределы ринга. Мы дружим с Теофило семьями. А несколько лет назад даже побратались. Не на крови, конечно – на словах. Я относился к Стивенсону, как к брату, и он отвечал мне тем же. Я дважды приглашал его в Россию: в 2003 году, когда организовал первую в истории любительского бокса матч Россия – Куба, и в 2005-м. Последний раз приглашал в Магадан, где я начинал карьеру боксера. Я помню, как там кто-то из фотожурналистов попросил его попозировать рядом со мной в боксерской стойке. Но Теофило наотрез отказался сжимать кулаки: «Я больше не соперник Игорю. Опубликуете снимок – пойдут разговоры… Я люблю Россию, у меня здесь много друзей. Разве могу я сжимать кулаки, стоя рядом с другом?!»

В апреле этого года я снова пригласил Стивенсона в Россию. Хотел снова свозить его на свою Родину – но не в Магадан, а в поселок Ягодное Колымского края, где родился. Хотел показать ему наши суровые места, где морозы доходят до 50-и градусов. Но он, к сожалению, не смог приехать. Приехал другой олимпийский чемпион – Анхель Эрерра, который сказал мне, что Теофило не смог принять приглашение из-за проблем со здоровьем. Так я узнал, что в январе Стивенсон попал в больницу с сердечным приступом. Честно говоря, не знал, что у него в последнее время было больное сердце. Слышал про боли в почках, но на сердце он никогда не жаловался.

Я сейчас вспоминаю первый приезд Стивенсона в Россию по моему приглашению. График поездки был очень насыщенным, расписан буквально по минутам. И вдруг, вопреки намеченным планам, Теофило попросил отвезти его на могилу своего первого тренера Андрея Кондратиевича Червоненко, который, работая на Кубе, дал будущему трехкратному олимпийскому чемпиону Стивенсону путевку в жизнь. «Не прощу себе, если не побываю на могиле своего второго отца!..» – сказал Теофило, и нам пришлось везти его на кладбище, хотя день клонился к вечеру. Перенести на завтра это посещение было невозможно, поскольку утром он улетал домой.

А похоронен Червоненко на маленьком деревенском погосте в Домодедовском районе Московской области. Приехали мы туда, когда уже наступила темнота, а на кладбище не было ни одного фонаря. Пришлось включить мощные автомобильные фары, благо у нас было несколько машин. Картина была абсолютно фантастическая! На русском погосте, под огромным черным небом – поминальные тосты на испанском языке. Со Стивенсоном приехал тогда великий кубинский тренер Альсидас Сагарра, работники посольства. Никогда не забуду, как Теофило стоял в свете автомобильных фар с рюмкой водки, говорил какие-то слова Андрею Кондратиевичу и плакал навзрыд! Теперь мы плачем по нему… Пусть земля будет ему пухом!»

Фото: vysotsky.web-box.ru

Метки: ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

4 ВОПРОСОВ и ОТВЕТОВ

  1. Уходят Люди, уходят целые эпохи спорта…. Больно и печально, но это жизнь… Пока мы помним, пока помнят о них наши дети и внуки — они с нами.

    Thumb up 0 Thumb down 0

  2. “…Я помню, как там кто-то из фотожурналистов попросил его попозировать рядом со мной в боксерской стойке. Но Теофило наотрез отказался сжимать кулаки: «Я больше не соперник Игорю. Опубликуете снимок – пойдут разговоры… Я люблю Россию, у меня здесь много друзей. Разве могу я сжимать кулаки, стоя рядом с другом?!»”.

    Позирование со сжатыми кулаками до такой степени банально и тупо… Смотреть на это надоело! Подобных фото в ринге много, а вне его зачем?

    Thumb up 0 Thumb down 0

  3. Стивенсон это конечно имя в боксе.

    Thumb up 0 Thumb down 0

  4. Никогда не забуду, как Теофило стоял в свете автомобильных фар с рюмкой водки, говорил какие-то слова Андрею Кондратиевичу и плакал навзрыд! Теперь мы плачем по нему… Пусть земля будет ему пухом!

    Thumb up 0 Thumb down 0

Оставить Ответ

Похожие новости