Главные события:

Подробности трагической смерти боксера Романа Симакова II

Роман Симаков

Роман Симаков в бою

11 декабря в родном поселке Южный Кемеровской области был похоронен боксер Роман Симаков. Он шел в бою до конца, и поплатился за это жизнью. Его смерть еще больше обнажила проблемы профессионального бокса, окажет влияние на судьбы многих начинающих спортсменов и в первую очередь на победителя того поединка — челябинца Сергея Ковалева.

Достойные соперники

Напомним, 8 декабря страшной трагедией завершился боксерский бой в Екатеринбурге, в центре внимания которого оказался челябинский боксер-профессионал Сергей Ковалев. Его соперник Роман Симаков пропустил сильнейший удар, потерял сознание и был доставлен в больницу. Врачам так и не удалось вернуть его к жизни.
Это был титульный бой за звание чемпиона Азии по версии WBC в полутяжелом весе. Победа должна была стать серьезным шагом в продвижении к поединку за титул чемпиона мира. Оба боксера — не из робкого десятка, успешно дрались в любительском боксе, но решили попробовать себя в профессионалах. То есть оба подготовлены, умеют держать удар. Тот же Симаков, например, в 22 боях лишь один раз уходил с ринга побежденным, Сергей Ковалев не имел поражений.

Уже с самого начала Ковалев, который сейчас живет и тренируется в США, захватил преимущество, обрушил ряд ударов уже в первом раунде. Симаков пропускал удары много и часто, временами — сильно. Но стоически держался. За шесть раундов Симаков дважды побывал в так называемых «стоячих» нокдаунах, но поводов для остановки боя не давал. Несколько раз подходил к нему рефери поединка Виктор Панин, тоже, кстати, челябинец. Тот на вопросы о здоровье отмахивался: «Готов драться!» Но к 6-му раунду стало очевидно, что защищаться сил у него уже не было. Его секунданты почему-то на это не отреагировали, не выбросили «белое полотенце». В 7-м раунде Роман пропустил роковой удар. Впрочем, был ли он? Запись боя показывает, что Сергей не попал ему в голову, удар пришелся в район плеча, но и этого оказалось достаточно — к тому моменту, судя по всему, Роман уже потерял всю концентрацию. Прямо с ринга его отправили в реанимацию городской клинической больницы Екатеринбурга. Боксер был в коме. Ему экстренно сделали трепанацию черепа и удалили большую гематому. Но, несмотря на все усилия врачей, спортсмен скончался, не приходя в сознание. Ему было всего 27 лет.

«Когда ты идешь на ринг, ты идешь на войну, а на войне ты должен быть готов к смерти», — сказал как-то известный американский боксер Джеральд Маклеллан, который после неудачно проведенного боя ослеп и потерял слух. Под его словами могут подписаться многие боксеры-профессионалы. Такова уж природа этого кровожадного и травмоопасного вида спорта. Каждый боксер, выходя на ринг и под звук гонга рвущийся в бой, знает, на что он идет. И осознает, что в один прекрасный день колокол может зазвонить и по нем…

Кто виноват?

Вопрос о степени вины Сергея Ковалева отпадает сам собой. Достаточно посмотреть видеозапись поединка, чтобы убедиться в том, что он не совершал никаких жестоких действий. Более того, в роковом седьмом раунде челябинец ни разу не провел акцентированного удара Симакову в голову. К тому же каждый на ринге выполнял свою работу: если ты боксер, то должен бить, чтобы тебя не побили.

По мнению специалистов, причиной гибели Романа стал не сам технический нокаут. Парень еще со второго раунда начал пропускать удары соперника, которые приходились и по голове. Врачи уверены, что все удары один за другим и привели к кровоизлиянию и отеку мозга. В этой связи возникает резонный вопрос: куда смотрели рефери поединка Виктор Панин и в первую очередь секунданты Симакова? Ведь именно они должны были следить за состоянием парня, оперативно реагировать на то, если вдруг он почувствует себя плохо.

За боксерские шоу принято платить. Организаторы должны окупить затраты, предложить зрителям достойное зрелище. Досрочное прекращение боя — означает обмануть их ожидания. Так или иначе, но арбитр и секунданты могли брать в расчет этот момент. Разумеется, они и предположить не могли во что это выльется. С другой стороны, Роман Симаков — боксер-панчер, то есть тот, кто может решить исход боя одним точным и сильным ударом. Наверняка секунданты надеялись на то, что он сможет воспользоваться своим шансом и поймать Ковалева на ошибке. Однако риск дался слишком дорогой ценой…

Что делать?

Нокаут — это самое желанное, что существует в боксе. Для того зрители и заполняют многотысячные арены чтобы увидеть, как один боксер отправляет в нокаут другого. Отсюда и цель любого боксера — голова соперника, нанести мощнейший удар, сокрушить врага. Жестокий спорт? Конечно! Травмоопасный? Несомненно. Зрелищный? Ответ, на мой взгляд, очевиден. Поэтому-то профессиональный бокс наиболее востребован, чем любительский. Последний, к слову, представлен на Олимпийских играх, профессионалам туда вход воспрещен.
Смертельный случай на ринге еще раз дал понять, что профессиональный бокс нуждается в реформах. Нужно вводить какие-то ограничения, чтобы обезопасить боксеров. Почему-то в любительском боксе (который всегда был безопаснее профессионального) пошли на то, чтобы сделать боксерские перчатки более мягкими, ввели дополнительную защиту на шлемы. Да, он потерял в зрелищности, многие стали называть его «фехтованием», где сила удара не играет практически никакой роли, поскольку нокаутировать соперника практически невозможно. Неужели и сейчас все останется без изменений? Чужие ошибки ничему не научили, может быть, свои возымеют действие?

Наконец, есть вопросы и к врачам. Неизвестно в каком состоянии подходил к бою сам Роман Симаков. Если гематома в голове образовалась по ходу поединка, вопросов к ним быть не может, если нет — повод задуматься. То, что перед поединком медики должны более внимательно осматривать бойцов, сказал спортивный комментатор, депутат Госдумы Олег Жолобов. По словам депутата, о таких инцидентах надо «не просто говорить, а бить в колокола»: «Врачи и тренеры тщательным образом должны относиться к медицинским справкам. Справка – паспорт здоровья. И если он не в порядке, подделан, спортсмен подводит не только себя, но и ставит под удар многих других».

«Нокаут — это единственный вид убийства, допустимый законом», – сказал как-то известный в прошлом боксер Энтони Джоукс. Трудно с этим утверждением поспорить, но от себя добавим — как расценивать поступки людей, которые закрывают глаза на очевидные проблемы со здоровьем у спортсмена.

А как у них?

В профессиональном боксе России — это первый смертельный нокаут. Между тем, в мире подобные случаи — не редкость. Вот некоторые, самые ужасные из них.

1982 год, Лас-Вегас. Поединок за звание чемпиона мира в легком весе. Действующий чемпион Рэй Манчини в 14-м раунде посылает Кима Деук Ки в нокдаун. Тот, опираясь на канаты, смог подняться, но рефери остановил поединок. Однако через несколько минут после боя Ким впал в кому. Нейрохирурги приложили максимум усилий, чтобы спасти его жизнь, но все они оказались тщетными. Ким умер через пять дней после боя. Спустя четыре месяца покончила жизнь самоубийством его мать, а затем и судья того поединка. Беременная супруга Кима изменила имя, родила сына, но вскоре потеряла рассудок. Победитель Манчини впал в депрессию, виня себя в произошедшем. На ринг он больше не выходил.

1962 год, Нью-Йорк. Одна из самых известных смертей на ринге. Чемпионский поединок в полусреднем весе. Эмиль Гриффит против Бенни Паре. В 12-м раунде Гриффит запер Паре в углу и начал наносить ему удар за ударом. Рефери не рискнул вмешаться. Паре не смог упасть на пол, потому что его руки зацепились за канаты. Это стоило ему жизни. Паре упал на пол и больше не приходил в сознание. Он впал в кому и скончался спустя 10 дней после поединка.

1933 год, Нью-Йорк. Примо Карнера послал сильнейшим ударом Эрни Шаафа в нокаут в 13-м раунде. Тот подняться не сумел, его доставили в больницу, где врачи диагностировали кровоизлияние в мозг. Шааф умер спустя 4 дня после боя.

2005 год, Лас-Вегас. Хесус Чавес имел подавляющее преимущество, в 11-м раунде арбитр остановил бой, а Левандер Джонсон, жалуясь на головную боль, отправился в раздевалку. Там он потерял сознание и был доставлен в больницу. Томография показала наличие гематомы в его голове. Пять дней он находился в коме, а потом умер.

2003 год, Юта. Билли Замбрану удалось нанести сокрушающий удар, Брэдли Роун поднялся, но через 10 секунд вновь рухнул на ринг. Позднее вскрытие показало, что боксер скончался от сердечного приступа. За день до поединка у него скончалась мать. В своем последнем бою Роун собирался заработать деньги на ее похороны. Они были похоронены в один день, рядом друг с другом.

sergey kovalev

Сергей Ковалев

Без вины виноватый

Челябинский боксер Сергей Ковалев в эксклюзивном интервью «ВЧ» рассказывает о злополучном смертельном бое, в котором погиб его соперник Роман Симаков.

Во время нашей беседы глаза Сергея порой слегка увлажнялись, когда он вспоминал подробности того, что произошло во время боксерского шоу в Екатеринбурге. Руки не находили себе места, голос слегка дрожал. Вот уже четвертую ночь подряд он ложится спать в 4 часа ночи — не может уснуть. В голове прокручивает каждый раунд того боя, десятки раз просмотрел его запись по youtube. Телефонный звонок нашего корреспондента застал его в Копейске. На просьбу встретиться и поговорить откликнулся незамедлительно:

— Я сейчас стараюсь избегать корреспондентов, — говорит Сергей. — Но для тебя сделаю исключение, столько лет знакомы… Ты главное напиши все, как я скажу, не приукрашивай, ладно?

Сергей приехал на своей машине, слегка небритый и сонный. Мы устроились на передних сиденьях авто, он собрался с мыслями, слегка опустил голову, взглянул на меня и спросил: «Ты сам видел бой?». Получив утвердительный ответ, Сергей начал свой длинный монолог:

— Даже не знаю с чего начать. Я за эту неделю столько раз прокручивал в голове ход этого боя, просмотрел по интернету его запись раз 15. Давай расскажу о бое так, как он виделся с моей стороны. Я в Америке провел много боев и там соперники, если видели, что не могут на равных биться, сами уходили с ринга — секунданты выбрасывали белое полотенце, понимая, что нет смысла продолжать бой. Роман Симаков — не такой. Он боец до мозга костей, умеет терпеть. Я его бил и удивлялся: как он держит такие удары? Особенно в шоке был в третьем раунде, даже подумал: ну что же ты терпишь, ты ведь уже столько ударов пропустил, хватит, уходи с ринга. Затем в четвертом раунде у меня заболел недавно прооперированный палец на правой руке, поэтому немного сбавил темп, чтобы не усугубить травму, бил левой рукой. А в шестом вновь включился, стал бить много и часто. Тогда мне удалось послать его в нокдаун. Был уже уверен в том, что он не станет продолжать бой, но он, к моему большому удивлению, поднялся. Я уже и боксировать-то не хотел. А в седьмом раунде произошло страшное. Если вы заметили, в нем я не провел ни одного удара в голову. За семь секунд до остановки боя, заметил, что у Романа нога правая как будто подвернулась, он захромал и попятился назад. Показалось, что он потерял концентрацию. Я тогда для себя решил, что в голову бить не буду, метился в живот, а попал куда-то в область плеча или локтя. На этом все и завершилось.

— Ты сразу понял, что с Романом что-то серьезное?

— Нет. Меня окружили много людей, поздравляли с победой. Затем видел, как Романа уносят с ринга. Чуть позже мы с менеджером пришли к нему, хотели узнать его самочувствие, но нам сказали, что Романа увезли в больницу. И даже после этого не верилось, что все так закончится. Думал, хорошо, теперь он под присмотром врачей, они что-нибудь сделают. Очень жаль, что так все получилось. Приношу искренние соболезнования родственникам Романа, даже не представляю, что творится в душе у его матери. Но видит Бог, я не желал этого.

— Ранее с Романом хорошо был знаком?

— Не очень, редко с ним общались. Но всегда здоровались, когда были на сборах российской команды. Накануне боя с ним перекинулись парой фраз, пожелали друг другу удачи. Кстати, на процедуре взвешивания, когда для фотографов позировали, стоя лицом к лицу, я заметил, что у Романа какие-то странные, слегка блестящие глаза. Тогда подумал, что не могут же врачи допустить больного боксера на ринг. Может быть, при подготовке к бою он «сушился», гонял свой вес, и это отразилось на самочувствии? Организм по-разному может себя чувствовать, когда начинаешь готовиться к бою.

— Состояние Романа до боя и во время него и вызывает большие вопросы.

— Мне сложно об этом говорить, я только строю свои предположения на основе того, что показалось. Конечно, должна быть какая-то проверка. Я слышал от своих друзей, что Роману ранее запрещали боксировать, были какие-то проблемы со здоровьем. Но опять же не знаю — верить ли этим слухам. В любом случае, если кто-то и виноват, то должен за это ответить.

— Наверное, в первую очередь секунданты Симакова.

— Я не хочу никого винить, пусть в этом разбираются обученные люди. Могу высказать лишь свое предположение. Любой боксер, стремящийся к победе, будет биться до конца. В порыве азарта и борьбы ему сложно адекватно оценивать ситуацию. Любой человек не любит проигрывать. Поэтому и нужны секунданты, чтобы принять в нужный момент правильное решение. Именно они должны следить за состоянием боксера. Более того, можно было оценить и ход боя. Ясно ведь было, что шансов на победу у Симакова не было — пропустив столько ударов, сложно рассчитывать на успех. Рома только в первом раунде попал мне неплохо в голову, у меня аж в глазах потемнело, и все — дальше он только отбивался от моих атак. Странно, что Симаков приехал в Екатеринбург без личного тренера, а его секундантами стали люди, мало с ним знакомые: одного просто попросили, а второй только две недели с ним работал.

— Специалисты говорят, что у Симакова стиль такой — терпеть до конца.

— Да, так и есть. Он в боях часто пропускает много ударов, но иногда решает исход поединка одним ударом. Может быть, секунданты брали это в расчет и ждали этого удара?

— Как ты узнал страшную новость?

— Спустя два дня, по возвращении в Копейск — 8 декабря. Рано утром позвонил менеджер и сообщил об этом. Когда он это говорил, я слышал и плач матери Романа. Было не по себе. Чуть позже узнал, что они не успели прилететь в срок — приземлились в аэропорту Екатеринбурга в 10.15, а в 10.45 их сын умер в больнице.
— С родителями Симакова связывались?

— Да, мой менеджер от моего имени дозвонился до них. Отец Романа сказал примерно следующее: «Больше сюда не звоните и забудьте этот номер». Менеджер хотел его успокоить, извиниться и предложить помощь, ему сказали: «Если хотите чем-то помочь, есть счет, деньги туда можете перечислить». Я прекрасно понимаю душевное состояние родителей Романа и еще раз прошу принять мои искренние соболезнования.

— Могу представить, что сейчас чувствуют твои родители и супруга.

— Я изначально просил всех не говорить ничего маме, она за меня очень переживает всегда. Но она сама все узнала из новостей по телевизору. Очень сильно расстроилась, позвонила мне, успокоила, сказала, чтобы не переживал сильно, что я не виноват. Долго мы с ней не общались, но, думаю, скоро вернемся к обстоятельному разговору. Дело в том, что она часто меня просила завязать с боксом. То же самое говорит и супруга Наталья, тоже сильно переживает из-за того, чем я занимаюсь.

— Ты уже принял какое-то решение?

— Нет, я об этом пока не думал. Знаю только, что ближайшие два месяца точно не появлюсь в боксерском зале, желания тренироваться и боксировать нет никакого. Не знаю, что дальше буду делать, я с 11 лет в боксе, не представляю себя без него. Чем буду заниматься? Я в Америку и уезжал для того, чтобы заработать побольше денег, чтобы начинать не с нуля, был стартовый капитал на открытие какого-нибудь бизнеса.

— А есть еще и спортивные цели, которые ты не успел реализовать.

— Да, в этом-то и проблема. Спортсмен всегда стремится быть первым. У меня была мечта стать чемпионом мира. В любителях не получилось, перешел в профессионалы. И вроде иду к ней постепенно, выполняю поставленные задачи. Как сейчас быть — не знаю.

— Тяжело будет все это забыть.

— Да, все меня сейчас пытаются успокоить, внушить, что я не виноват. Я и сам это понимаю, но на душе кошки скребут. Чувствую себя без вины виноватым. Все-таки не покидает мысль, что из-за меня погиб человек. Мы с Натальей в первый же день сходили в церковь, помолились за здоровье Романа, чтобы у него все было хорошо. Теперь снова пойдем, поставим свечку за упокой его души.

Роман Симаков со своей командой

Роман Симаков со своей командой

Комментарии

Виктор Панин, рефери поединка:

— Симаков с виду хорошо был готов к бою. Я перед началом поединка его спросил, как он себя чувствует. Тот утвердил, что все нормально. И по ходу боя я неоднократно к нему подходил, интересовался его самочувствием. Я не имею права останавливать бой, если боксер и секунданты считают, что могут продолжать поединок. Ковалев, конечно, хорошо и сильно бил, но не настолько, чтобы можно было бить в колокола. Когда Роман повалился на ринг, я отсчитал до семи и остановил бой. То есть следовал букве закона. Жаль, что так все завершилось, до сих пор не могу прийти в себя.

Андрей Шкаликов, комментатор боя, известный в прошлом боксер-профессионал:

— Нечто подобное произошло на моих глазах в Копейске на любительском турнире им. С. Хохрякова лет десять назад, но в профессиональном боксе в нашей стране такого еще не случалось, это страшная трагедия. Сергей, конечно же, не виноват, это даже не обсуждается. Во-первых, он выполнял свою работу, а во-вторых, не проводил каких-то запрещающих приемов. Более того, сокрушительного удара в голову и не было. К судье Панину вопросов быть не может, он несколько раз подходил к Симакову, спрашивал. Решение об остановке боя должны были дать секунданты, они должны были выбросить белое полотенце.

Автор: Виталий Визаулин

Подробности трагической смерти боксера Романа Симакова I

Sergey Kovalev vs Roman Simakov (video)

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

6 ВОПРОСОВ и ОТВЕТОВ

  1. Что обсуждать и “обсасывать”? Это просто трагедия и случайность…Виноватых тут искать не надо, спорт настоящих мужчин всегда связан с риском, тем более на высшем уровне…

    Thumb up 3 Thumb down 0

  2. Жалко парня тяжелый крест не каждый до несет, но хочу сказать одно медицына у нас говно , в любителях только первых номеров проверяют вторые и третьи номера просто рабочий материал . А про детский спорт там вроде говорить вообще не стоит там вообще ничего нет ; только могут щебенкой помазать

    Thumb up 1 Thumb down 0

  3. Детский спорт таким и не отличается… Если нет особых противопоказаний. От родителей больше зависит. У нас мальчик с астмой занимался, но даже от волнения начинал задыхаться. Отчислили.. Хотя мальчишка хороший был..

    Thumb up 0 Thumb down 0

  4. znaiu tochno boks lechit astmu,chelovek 5 znaiu kotorym pomoglo zanyatie boksom

    Thumb up 0 Thumb down 0

  5. Какое нахрен реформировать, хватит того что любителей обезобразили, не хочешь получать удары в голову иди играй тенис. Умирают и в других видах спорта вон недавно грузинский саночник разбился а здесь виновны либо врачи либо секунданты.

    Thumb up 0 Thumb down 0

  6. Правильно. Поддерживаю.Бокс это бокс.Че тут говорить.Тут наверняка секунданты лоханулись.Может и рефери, кто знает.А любительский бокс давно испаганили именно из-за таких случает.Пусть лучше посмотрят защитнички что творится в ММА.Там вообще без правил все.И без медицины.

    Thumb up 2 Thumb down 0

Оставить Ответ