Главные события:

Тедди Атлас: Я собрал Поветкина, как пазл

Тедди Атлас: Я собрал Поветкина, как пазл (1)

Завтра в Хельсинки состоится бой чемпиона мира по версии WBA Александра Поветкина и американца Седрика Босвелла. Напомним, что свой титул Поветкин завоевал 27 августа в бою с Русланом Чагаевым.

Из-за не самого удачного расписания рейсов на Хельсинки я опоздал на всякие обязательные мероприятия, которые традиционно проводятся перед боями такого уровня. Большого сожаления у меня по этому поводу, признаться, не было, поскольку все подобные мероприятия похожи одно на другое как две капли воды. Но хотелось как-то сразу погрузиться в атмосферу матча, и я еще из аэропорта позвонил Владимиру Хрюнову, менеджеру Поветкина, попросив его в аварийном порядке устроить мне какую-нибудь встречу.

Когда добрался до отеля, то рядом с Хрюновым увидел того, кого, наверное, хотел увидеть больше всех, – Тедди Атласа, тренера Поветкина и весьма колоритную личность. Говорить с ним непросто, но весьма интересно. Чтобы как-то понять, в каком из своих многих настроений находится мой собеседник, начал издалека – с боя Поветкина с Чагаевым.

Перед боем Поветкина с Русланом Чагаевым вы не выглядели слишком уверенным. Казалось, что вас что-то беспокоит.
Я не мог быть доволен. Поветкину предстоял титульный бой, а я поработал с ним перед этим всего три недели. Это слишком мало. Однако за это короткое время мы сделали максимум возможного. В таких обстоятельствах никто не сделал бы больше. Учитывая стиль Чагаева и то, что Александр не набрал тогда оптимальную форму, мы решили, что лучше всего будет вести техничный, а не силовой бой, и наш план, как вы видели, сработал.

Сработал. Даже в шестом и седьмом раундах, когда показалось, что Чагаев имеет какой-то шанс переломить ход поединка.
Шестой раунд был самым трудным. Левша Чагаев пару раз здорово попал слева (хотя мы к этому готовились, но невозможно вообще не пропускать ударов), и вот здесь Поветкин показал, насколько лучше у него стала защита. После шестого раунда он очень мало пропускал сильных ударов. Кстати, с тех пор его защита стала еще лучше, что он и продемонстрирует в бою с Босвеллом.

Еще трудно было не заметить, что Поветкин стал лучше работать левой рукой. Особенно запомнились его серии одной левой.
Он не только левой стал лучше работать (Тедди Атлас, как Эркюль Пуаро, не любит, когда его хвалят недостаточно и отмечают не все аспекты его работы. – Прим. А.Б.). Он все стал делать лучше. Но, конечно, левая рука у него стала лучше, а это ключ ко всему. Ей ты устанавливаешь дистанцию, защищаешься, подготавливаешь дальнейшие действия. Это как когда садишься ужинать. Надо сначала накрыть на стол и только потом садиться есть. Вот работа левой – это как бы и есть накрывание на стол. Ты должен подготовить почву для того, что будешь делать дальше. Левой “накроешь на стол”, а правой “съешь”. Впрочем, левой тоже можно “съесть”.

В какой форме Александр сейчас?
В великолепной. Он в прекрасном настроении. Замечательно готов физически и технически, хорошо атакует, хорошо защищается. Мы работали шесть недель, и этого вполне хватило, чтобы прийти в оптимальную форму. Теперь осталось только показать все это в ринге.

Когда в Москву приезжал Джеймс Тони со своим тренером Бадди Макгертом, я спросил последнего, что он думает о будущем сопернике Поветкина Седрике Босвелле. Не уверен, что вас интересует его мнение, но он сказал, что Босвелл – боксер непредсказуемый. Никто и никогда не знает, каким он выйдет в ринг. Может выйти немотивированным и растренированным, а может – оптимально готовым и способным порвать кого угодно. По словам Бадди, в таком состоянии он очень даже может победить Поветкина.
Не хотел бы невольно выразить неуважение к Бадди, но мне не нужно его мнение. Если бы я в нем нуждался для того, чтобы сделать какие-то выводы для своей работы, то грош была бы мне цена. Я хорошо знаю, кто такой Босвелл. Он большой парень с длинными руками, хорошо обученный, с хорошей техникой. Он любит сам контролировать дистанцию и знает, как это делать. Старается занять центр ринга. Если ты будешь ждать слишком долго, Босвелл станет бить сериями и может просто забить тебя. А если ты просто попрешь вперед, он с равным успехом может здорово тебя встретить ударом справа или левым боковым.

В общем, он непростой парень, и ты должен представлять себе, что будешь делать еще до выхода на ринг. При этом Босвелл не любит, когда его прессингуют. Но это все равно не означает, что на него просто можно вот так пойти. Он умеет ставить ловушки. Чтобы против него эффективно работать, нужно забрать у него то оружие, которое так любят все боксеры, предпочитающие работать на дистанции, – джеб. Вот над этим-то мы и работали все шесть недель. Учились, как нейтрализовать его джеб, чтобы потом пойти вперед, но при этом не полезть на него, как на гардероб, и там получить навстречу или завязнуть, а пойти вперед умно, уйдя от его контрударов, и заставить его пятиться. И вот тогда-то его и наказать.

Но у Босвелла хорошая правая рука…
Я же только что говорил об этом.

Просто хотелось, чтобы остановились на этом чуть подробнее.
Сколько раз вы хотите, чтобы я это сказал? Я думал, если я это сказал один раз, четко и ясно, то этого достаточно. (В голосе Атласа зазвучало с детства знакомое недовольство учительницы Марьванны неспособностью Вовочки или, в данном случае, Сашеньки к математике. – Прим. А.Б.). У него хорошая правая. Он хорошо бьет ею навстречу. Но лучше всего это делает все-таки с дистанции, действуя из-за джеба, которым он установит удобную для себя дистанцию.

Сейчас ходит много разговоров о том, что Босвелл может быть не в очень хорошей форме…
Он в хорошей форме. Я видел его и могу это сказать с абсолютной уверенностью. Я знаю, что он очень много и упорно работал в своем тренировочном лагере точно так же, как и мы. Иначе и быть не может. Он понимает, что это последний шанс в его жизни. Ему 42 года, и у него есть только один день, одна-единственная возможность для того, чтобы придать смысл всей его боксерской карьере. То есть завоевать титул. К такому бойцу надо относиться с уважением, и я именно так к нему и отношусь. Что же касается того, что ему уже 42 года, а ваш следующий вопрос будет именно об этом…

Честно говоря, я не собирался его задавать…
А следовало бы. На самом деле ему не 42, а 32. Я хочу сказать, что он неизношенный боец, неусталый. Он не издевался над собой, не тратил себя, не жег свечку с обоих концов. Кроме того, у него не было по-настоящему тяжелых боев. Поэтому он сохранил практически все, что имел.

Сейчас вообще выступает много бойцов за сорок, которые сохраняют хороший уровень.
Не так много. Хопкинс? Но ему просто повезло в том отношении, что Жан Паскаль – его “клиент”. Стиль Паскаля удобен для Бернарда. Тоуни? В бою против Лебедева он выглядел ужасно. Ему уже надо было быть на пенсии. Может быть, даже уже какое-то время.

Глен Джонсон?
Глен Джонсон – потрясающий человек, не только боец, а человек. Один из лучших людей, кого я только знаю (честно говоря, никогда не слышал, чтобы Атлас о ком-то так отзывался. – Прим. А.Б.). Всегда вел себя в высшей степени достойно как в ринге, так и на любом расстоянии от него. Как боец он мечта для тренера. Смелый, умный, всегда нацелен, всегда полностью выкладывается на тренировках. При этом сам хорошо чувствует, когда надо поднажать, когда надо остановиться. Агрессивен, но хорошо защищается корпусом, уводит голову от ударов, пропускает мало. Поэтому-то он и сохранился. Ему уже давно за сорок, а он по-прежнему очень тяжелый соперник для кого угодно.

Но время, к сожалению, и с ним берет свое. Никуда не денешься. В боях с бойцами из второго эшелона этого еще не видно, а вот с действительно сильными – становится заметно. И все-таки он потрясающий.

А Антонио Тарвер?
Хороший вопрос! (Ну ничего себе! Атлас меня одобрил! Жизнь прожита не зря! – Прим. А.Б.) Тарвер провел хороший бой с Дэнни Грином, но тут, как у Хопкинса с Паскалем. Грин для Тарвера – очень удобный боец. Антонио слишком умный, слишком техничный, слишком талантливый, чтобы такие ребята, как Грин, могли с ним что-нибудь сделать. С молодым, сильным бойцом вроде Лебедева все было бы иначе, а Грин просто работал с ним в стиле “все для вас”. Делал все, что Тарвер мог только пожелать. Как я уже сказал, у него прекрасная техника, и в этом его коренное отличие, например, от Роя Джонса.

В том, что касается таланта самого по себе, Рою не было равных. Но у него не было хорошей техники. Он очень многое делал неправильно, но он делал это правильным для себя. Ему это позволяло его умение предчувствовать развитие ситуации, его скорость, его мощь, его реакция и его молодость. А когда ушла молодость, подсела скорость, реакция чуть-чуть замедлилась, и настало время платить по счетам за неважную технику. Прежде, когда он уклонялся, удар не долетал до него на три дюйма, а теперь на четыре дюйма входит ему в голову. Хопкинс, Джонсон, Тарвер и даже Тоуни, хотя с ним уже все закончено, имели хорошую базовую технику. Поэтому, когда они постарели, у них многое сохранилось. А когда от Роя ушла молодость, он оказался просто голым перед своими противниками.

Если уж мы заговорили о Джонсе. Как вы думаете, если бы Джонс и Тарвер встретились раньше, кто победил бы?
Вы забываете, что они встречались, я говорю об их первом бое, и тогда победил Джонс. Вот и ответ на ваш вопрос. И я считаю, что он тогда действительно победил. Однако надо отдать должное Тарверу. Он сумел подготовиться ко второму бою, сумел настроиться, сумел внести коррективы в технику, вышел и казнил Джонса. Тарвер тогда сработал как настоящий профессионал. Что я имею в виду под профессионалом? В данном случае бойца, который мгновенно, если хотите, инстинктивно, решительно, не ведая сомнений, на сто процентов использует сложившуюся ситуацию.

Понятно, что я имею в виду? Допустим, когда Рой Джонс был молодым, в своем лучшем виде, он все равно делал те же самые ошибки. Тогда было куда меньше времени, чтобы ими воспользоваться, но оно все же было. Просто не нашлось бойца, который рискнул бы это сделать. Допустим, когда Рой опускал левую руку, чтобы выбросить свой джеб от бедра, его можно было поймать и нокаутировать. Для этого надо было только решительно пойти вперед и нанести удар. Но люди боялись его скорости, как боялись силы молодого Тайсона. Я хочу сказать, что, если бы Тарвер встретился с Джонсом тогда и при этом настрой на бой у него был такой же, с каким он в реальности вышел на их второй поединок, у него и тогда был бы шанс на победу нокаутом. Не говорю, что он обязательно победил бы, но у него был бы шанс.

Напоследок хотелось бы еще раз вернуться к бою Поветкин – Босвелл. Вы сказали много хорошего о Седрике Босвелле, но тем не менее выглядите очень уверенно. Гораздо увереннее, чем перед боем Поветкина с Чагаевым. Похоже, не сомневаетесь в победе Александра.
Да, я очень уверен в Поветкине. Думаю, он нокаутирует Босвелла. Может быть, я не должен говорить такие вещи, но я действительно так думаю. Не обещаю, но думаю.

Я всегда очень тщательно подходил к подготовке бойца. Подготовить бойца – это как сложить пазл. Вот ты собираешь какие-то кусочки, собрал – и получилась картинка. Здесь важно не спешить, не подвергать бойца испытаниям, к которым он пока не готов. Именно поэтому я был категорически против боя Поветкина с Кличко два года назад. У Кличко было на счету за пятьдесят боев, у Поветкина, кажется, семнадцать. У него на тот момент просто не было опыта для такого боя. Ему надо было дать время созреть.

Если Александру суждено встретиться с Кличко, то я обеими руками за это, но Поветкин должен был к такому бою готов. С недавних пор Поветкину принадлежит титул WBA – и это добавило ему уверенности. Он сделал еще один шаг. Он знает, что может выступать на этом уровне. Теперь я хочу продолжить развитие. Бой с Босвеллом – еще один шаг. И если Саша сумеет в ринге воплотить в жизнь все наши наработки, он не просто выиграет по очкам, а закончит бой досрочно.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ, СЭ, фото: boxingscene.com

Метки: , , , , , , , , , , , ,

Оставить Ответ

Похожие новости