Главные события:

Федор Емельяненко: Мы еще побьемся!

Федор Емельяненко: Мы еще побьемся! (1)

Несмотря на запрет выступать в каких-либо турнирах в течение трех месяцев, Федор Емельяненко все же появился в Академии волейбола Вячеслава Платонова. Незаметить его было невозможно – одного из лучших бойцов мира тут же плотно обступила толпа старых знакомых и просто болельщиков, каким-то чудом оказавшихся возле борцовского ковра. И все же Емельяненко-старший нашел время, чтобы рассказать о своих дальнейших планах.

Федор, что все-таки произошло?
Я уже ехал в Петербург, был в заявке на участие в чемпионате России по боевому самбо, когда Атлетическая комиссия Америки запретила мне выступать. Согласно контрактному обязательству я не должен выступать в течение трех месяцев. Ставить крест на всех выступлениях мне не хотелось. Поэтому пришлось придерживаться правил. Но ничего страшного. Я буду с ребятами, приеду на сборы, буду помогать готовиться к чемпионатам Европы и мира.

Насколько для вас решение Легкоатлетической комиссии Нью-Джерси было неожиданным? Можно ли было предвосхитить события и сдать все необходимые анализы заранее?
Честно говоря, я не знал, что такое практикуется. Запрет на выступления в соревнованиях вызвал большое удивление и у меня, и у моего менеджера Вадима Финкельштейна. Он до последнего момента пытался отстоять мои позиции. Но комиссия была непреклонна.

Запрет на выступления был вызван только медицинскими показателями или была какая-то подоплека?
Никаких подводных камней. Просто медицинская комиссия решила подстраховаться. Я уже сделал томограмму, сдал все необходимые анализы и в США, и здесь. Но правила есть правила.

Обидно, что пришлось пропустить этот старт? Или вы планировали выступить в Петербурге только для поддержания физической формы?
Конечно, я был огорчен, когда узнал, что не выступлю в чемпионате России. Я не так часто нахожусь в хорошей физической форме, так что для ее поддержания турнир в Петербурге был бы для меня полезен. До последнего момента надеялся, что мне разрешат выступить. Но все, что ни делается – к лучшему. Значит, мне нужно хорошенько отдохнуть в эти три месяца?

Чем займетесь?
Сейчас поеду по святым местам – в Дивеево, в Сергиев Посад. А потом буду готовиться к следующему бою. Буду тренироваться дома, в Старом Осколе. В планах – поездка в Голландию, где проведу сбор с нашими голландскими друзьями. Возможно, ближе к бою еще раз приеду в Кисловодск.

Спарринг-партнеры есть?
Конечно, есть. Кирилл Сидельников, ставший чемпионом России в супертяжелом весе, является одним из основных моих спаррингов. Есть у нас и другие сильные ребята, самбисты, с которыми я работаю. Максим Гришин, например. Да и в Голландии мне будет, с кем поработать.

Некоторые специалисты критикуют вашу систему подготовки, утверждая, что она устарела. Планируете ее менять?
В ближайшее время я планирую залечить старые травмы. Из-за них я не могу бороться лежа, приходится тщательно бинтовать руки, чтобы боксировать. А так меня все устраивает. Думаю, что наша система подготовки – лучшая в мире. Она не устарела. Более того, мы тщательно изучаем другие техники.

Вы уже знаете, когда может состояться следующий бой?
Нет. Думаю, это будет либо конец весны, либо уже лето.

Вы уже анализировали свое поражение от Сильвы?
Я посмотрел один раз тот бой. Но с тренерами мы его еще не обсуждали. Так получилось, что я проводил все это время с семьей. А тренеры были на сборах с командой накануне чемпионата России по боевому самбо. Так что мы практически не виделись. После боя встретились уже в Петербурге.

Не думали, как мог сложиться поединок, разреши врачи выйти на третий раунд?
Сейчас можно думать все, что угодно. Но гадать, как все могло быть, не имеет смысла. Бог даст, мы еще встретимся с ним в матче-реваше. А он обязательно состоится. Правда, пока еще неизвестно, в какие сроки.

А как вы восприняли реакцию Сильвы сразу после боя, когда он встал перед вами на колени?
Знаете, я очень благодарен и Сильве, и тем людям, которые меня поддерживали в зале. Все-таки видно было, что публика желает скорейшего возвращения нашей команды в турнир. Когда после боя взял телефон в руки, там было очень много неотвеченных звонков, писем. И они до сих пор поступают.

Говорят, вы можете вернуться в M-1 Global & Strikeforce, если один из оставшихся бойцов получит травму. Вам интересен такой вариант возвращения?
Мне все равно, как возвращаться в турнир. Если предложат заменить выбывшего бойца, я буду только «за».

Что заставило изменить первоначальное решение завершить карьеру? Или ваши слова были вызваны эмоциями?
Это были не эмоции. Просто задумался о том, стоит ли продолжать карьеру. Но думаю, что мы еще побьемся, еще покажем себя. У нас сильная команда. Сейчас уходить никак нельзя. Я уверен, что все будет хорошо, и с божьей помощью мы победим не раз.

Балтинфо

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставить Ответ