Главные события:

Ахмед Котиев стал министром спорта Ингушетии

Ахмед Котиев стал министром спорта Ингушетии (1)

Президент Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров своим указом  утвердил Ахмеда Котиева, бывшего пятикратного чемпиона мира по профессиональному боксу, на должность министра по физической культуре, спорта и туризма.

Ахмед Котиев  родился 15 января 1968 года во Владикавказе, с 1991 года начал выступать в профессиональном  ринге, провел 29 боев, одержал  27 побед , из них 15 нокаутом, потерпел 2 поражения, пятикратный чемпион мира по версии WBO в полусреднем весе с  1998 по 2000 года. Предлагаем вашему вниманию небольшое интервью Ахмеда Котиева ингушской  газете ” Сердало”

Ахмед, где Вы начинали заниматься боксом?
В поселке Карца Пригородного района Северной Осетии работала секция бокса, куда я и записался в возрасте 13 лет.

Кто был Вашим первым тренером?
Азы бокса я постигал у Руслана Чапанова, известного впоследствии специалиста, заслуженного тренера России.

Почему именно бокс, ведь футбол, борьба в те годы были не менее популярны? Или это был выбор старших?

Мне нравился футбол, как все сельские мальчишки мы дотемна гоняли мяч, но бокс мне тоже импонировал. После того как я стал ходить на тренировки, меня поддержали отец и старшие братья.

А как отнеслась к этому Ваша мать?
Она была против, но не запрещала.

Каковы были условия для тренировок?
Для того времени были неплохие условия. Мы занимались в школьном спортзале, некоторый инвентарь – груши, мешки – шили сами, перчатки покупали родители. В нашей секции была железная дисциплина, и это обстоятельство способствовало воспитанию у спортсменов личной дисциплины и спортивному росту. Руслан Чапанов умел найти подход к каждому боксеру. Старательных поощрял, нерадивых наказывал.

И каково было наказание?
Да ничего особенного. Мыли в спортзале полы, копали ямы, сажали деревья, перекидывали уголь в школьной котельной. В любом случае это было полезно, и с точки зрения воспитания имело смысл. Мне не пришлось этим заниматься, но другим иногда приходилось.

Такие методы были оправданы?
Несомненно. Многие родители приходили и благодарили Руслана Чапанова, потому что видели перемены в своих сыновьях в лучшую сторону.

Какова была Ваша секция по национальному признаку. Кого было больше – ингушей или ребят других национальностей.
Мы вообще даже не задумывались тогда о национальности товарища. Это сейчас вы, журналисты, делаете на этом акцент, а тогда мы были как единая семья. У нас занимались и ингуши, и осетины, и грузины, и русские. Мы – дети из рабочих семей, где не было особого достатка, были все одинаковы. Это было хорошее время…

И каков был первый серьезный успех Ахмеда Котиева в боксе?
Серьезных успехов поначалу у меня не было. Мы выступали на различных турнирах, в первенстве республики, первенстве Юга России. На этих соревнованиях я был победителем и призером. Первый серьезный успех – турнир в Тбилиси в 1985 году. Меня взяли на этот турнир запасным. Но так получилось, что пришлось кого-то заменить и я в первом бою встретился с чемпионом Союза Ксейхановым из Киргизии. Странно, но этот бой я выиграл, затем встретился со 2-м номером сборной СССР, выиграл и этот бой, а в финале боксировал с Киркором Киркоровым. Перед выходом на ринг меня представили как члена сборной СССР по боксу! Бой с Киркоровым был равным, судьи отдали победу сопернику, но я не считаю, что проиграл ему. Это был, наверное, первый серьезный успех. В 1990 году я выиграл Чемпионат России, затем победители поехали на международный турнир в Северную Корею. Я один из нашей команды выиграл на этом турнире. Через некоторое время я победил в Кубке СССР по боксу, а в 1991 году перешел в профессиональный бокс.

А как Вы оказались в Германии.
Впервые в Германию я отправился в 1992 году осенью, за несколько дней до событий в Пригородном районе. Но узнав, что происходит на родине, сразу вернулся домой. В 1993 году я снова поехал в Германию. Меня приняли в профессиональный клуб. Там я провел несколько спарринг-боев с лучшими боксерами клуба. Проведение рейтинговых боев было одним из условий приема в клуб. Мне пришлось боксировать с одним из лучших бойцов – голландцем Ван дер Хориком, входившим в десятку лучших боксеров Европы. У него я выиграл в 6 раунде техническим нокаутом. Затем я провел еще несколько поединков, все выиграл, а после 5-го боя приехал менеджер и заключил со мной контракт.

Вы провели 7 лет в Германии. Что Вам запомнилось больше всего?
Самое главное, я там увидел как надо работать в профессиональном боксе, отношение тренеров и спортсменов к своему делу, менеджмент и многое другое, без чего невозможно достичь результата в профессиональном боксе.

В Германии Вы тренировались у известного в мире бокса специалиста – Фрица Стунека. Фриц Стунек – тренер братьев Кличко, с которыми Вы были в одном клубе. Расскажите об этом тренере.
Так получилось, что мы с ним приехали в клуб в один день, в один день подписали контракт. Мы жили на одной базе, часто общались, вместе завтракали, обедали, стали друг другу ближе. Он всегда говорил: “Ахмед мне как сын”. Я до сих пор звоню ему, мы разговариваем о жизни, спорте. В последний раз Фриц Стунек отметил, что я стал забывать немецкий.

Давайте поговорим о боях за звание чемпиона Мира, и начнем с последнего 5-го поединка. Вам противостоял бронзовый призер Олимпиады – 96 года Даниэль Санчес из Пуэрто-Рико…
Я бы отметил не Санчеса, а его земляка Сантоса Кардону. Это был самый сильный по духу соперник. Это был мой второй поединок. На пресс-конференции я посмотрел ему в глаза и понял, что бой будет трудным. Так оно впоследствии и случилось. Кардона был отличным бойцом, и выиграть у него было почетно любому боксеру. Бой прошел в жестком противостоянии моего оппонента. Вообще южноамериканскую школу бокса отличает высокая выносливость боксеров, умение держать удар, техника и скорость. Нельзя расслабляться даже на долю секунды, любая оплошность может закончиться поражением. Поэтому и спарринг-партнеры мне подбирались соответствующие, но, повторюсь, это был, наверное, самый тяжелый бой в моей карьере, и даже поединок с Даниэлем Санчесом и выигрыш у него по очкам не идет ни в какое сравнение с Кардоной. После победы в Интерконтинентальном Кубке я должен был поехать домой, но менеджер клуба предложил мне подождать несколько дней, сказав, что намечается что-то серьезное. Я согласился и через день менеджер сказал, что я могу попытать счастье в бою за звание Чемпиона Мира. Подготовка и проведение боев за чемпионское звание – серьезная процедура: обговариваются все вопросы, боксер готовится по индивидуальной программе, подбираются спарринг – партнеры. Мне в какой-то степени повезло, что боксер, который должен был боксировать с Леонардом Товсентом получил серьезную травму плеча и был вынужден оставить спорт. Вместо него боксировать предложили мне, и я согласился. После победы в Интерконтинентальном Кубке я чувствовал себя неплохо, и решающее слово здесь сказал Фриц Стунек, который заявил сомневающимся, что в случае поражения Котиева в этом бою уйдет из клуба. Эта принципиальность тренера и определила окончательное решение о моем участии в том бою.

Завершив выступления в профессиональном боксе, Вы занялись бизнесом, причем Котиев, насколько мне известно, является законопослушным гражданином; платит налоги, совершенствует производство, создает новые рабочие места и подчиненные души не чают в своем шефе. В связи с этим и следующий вопрос: когда было легче, сейчас или во время боксерской карьеры?
Если сравнить мое нынешнее положение с началом боксерской карьеры, должен сказать, что в настоящее время мне легче. У меня все получается, есть у кого спросить совета, с кем проконсультироваться по тому или иному вопросу. Честно говоря, мне редко приходится это делать.

Ахмед, обычно этот вопрос задают в начале интервью, я же спрашиваю Вас в конце интервью. У Вас был кумир?
В детстве у начинающих спортсменов всегда бывают кумиры. Мне нравились Рэй Леонард, Мухамед Али. Став взрослее, и узнав биографию, я уважаю как спортсмена и человека Мухамеда Али.

М. ХАНИЕВ,
спортивный обозреватель

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

6 ВОПРОСОВ и ОТВЕТОВ

  1. Один из первых российских чемпионов мира, пользующийся большим авторитетом среди ингушской молодежи. Ахмед-гордость ингушского бокса

    Thumb up 0 Thumb down 0

  2. Почему только ингушского бокса? Прочитав интерьвью я горжусь за Бокс в СССР и за своё поколение.)))

    Thumb up 0 Thumb down 0

  3. Хорошее интервью.
    Самое интересное вот это: “…я посмотрел ему в глаза и понял, что бой будет трудным”
    Да, именно так всё и видно.
    Посмотришь в глаза – увидишь душу.

    Thumb up 0 Thumb down 0

  4. Предшественник Котиева на должности министра спорта Ингушетии Руслан Балаев – Чемпион Игр доброй воли 1986 г. в/кат. 100 кг, 2х кратный обладатель Кубка СССР тоже с интересным прошлым:
    В Петербурге, на Крестовском острове, стоит известный своей роскошью и скандалами дом «Пятый элемент». В конце 80-х годов прошлого века на этом же месте находился шикарный по тем временам и известный своими посетителями ресторан «Восток». Держал его один предприимчивый азербайджанец. Времена тогда были лютые, и поздними ленинградскими вечерами туда заезжали спортсмены, которые плавно мутировали в рэкетиров. Там впервые и блеснул Руслан Балаев.

    Тренировки решают всё

    Весной 1988 года в заведение заглянула компания известных парней. Это были: Сергей Сергеев (Анджей), Сергей Соколов (Сокол) и Андрей Рыбкин (Рыба). Что-то пошло не так, и они опрокинули не столько столик, сколько вышибалу-чеченца. Ничтожный повод. Подобное происходило ежедневно и везде во всех малочисленных точках общепита, называемых тогда «кооперативными кафе».

    Но по-иному на ситуацию взглянул Руслан Балаев. В 1988 году он уже окончил Военный институт физкультуры. Выиграл Игры доброй воли как тяжелоатлет. Имел воинское звание капитана советской армии и руководил кавказской спортивной диаспорой в Питере. В те времена еще существовала Чечено-Ингушская АССР, и никто не знал тогда слова «Ичкерия».

    Балаев не стал собирать братьев по этносу и налетать кучей, как это принято сегодня. Он обнаружил Рыбкина возле Петропавловской крепости, где последний, по слухам, жарил шашлыки и не давал фарцовщикам прикарманивать весь доход от мелкой спекуляции. Короче, Рыбкина похитили, силой усадив в «девятку», где Балаев обратился к нему примерно с такой фразой: «Трое против одного? Это дело. Поди-ка попляши один на один».

    Минуты «тамбовского» позора

    В тот год спортивное движение уже разделилось на «тамбовских» и «малышевских» (после исторической драки на барахолке в Девяткине). Так что именно «тамбовским» и было объявлено, чтобы они собирались на честный бой. Сначала Анджей и команда съехали с адресов и «легли на матрасы» на съемной квартире. Они взвели курки. Но вскоре поняли, что Балаеву не нужен выкуп за Рыбкина. Балаеву нужен был публичный честный бой.

    «Стрелка» была «забита» через несколько дней возле гостиницы «Ленинград» (ныне «Санкт-Петербург»). Балаев и Рыбкин сошлись. Рыбкин представлял школу бокса, Балаев – тяжелую атлетику. Рыбкин поначалу выигрывал по очкам, нанося умелые точечные удары. Балаев попал один раз, но этого хватило. Рыба замолчал на пару минут в горизонтальном состоянии. Стоявшие вокруг соратники Рыбы зажмурились. Элемент позора в этом был несомненно.

    Балаев гордо удалился. А старший по «тамбовской» грядке – Николай Гавриленков по прозвищу Степаныч – язвительно отчитал открывшего веки Рыбкина: «Андрюха, надо чаще тренироваться». Ничего не сказал только самый авторитетный коммерсант всех времен и народов Петербурга Владимир Кумарин (Барсуков), ныне находящийся в изоляции от общества. Потому что в тот день он также сидел в тюрьме.

    Годы смуты

    Много чего случилось с тех пор.

    13 марта 1995 года Руслан Балаев был арестован по подозрению в грабеже в результате оперативной разработки нынешнего генерал-лейтенанта, заместителя руководителя Госнаркоконтроля России Николая Аулова (в то время начальника 5-го отдела питерского РУОПа). Балаеву вменялось нападение на директора ТОО «Триумвират» Ибрагимова. Но 10 июня 1996 года Балаева отпустили на подписку о невыезде. Он убыл в Москву, где сумел в вихре буржуазной революции сколотить приличное состояние.

    Якобы вскоре после этого он отправился на Кавказ, где числился членом незаконного вооруженного формирования. В этом нет ничего удивительного: большинство нынешних чечено-ингушских чиновников, начиная с Рамзана Кадырова, числились там же.

    Время разборчивой памяти

    В начале этого года Руслан Балаев по протекции нового президента Ингушетии Евкурова стал министром спорта. Назначение естественное и заслуженное. Сегодня ингуши стреляют друг в друга. Во время покушения Балаева спасла случайность. Навряд ли в Ингушетии он сможет столь же быстро и просто, как в 1988 году, отстоять свою правду. Прямолинейность в решении вопросов исчезла. На всех уровнях.

    Thumb up 1 Thumb down 0

  5. Про Балаева классно написано)))))
    Про Котиева: он родился в поселке Планаж Пригородного района Западной Ингушетии (а не карца, и не северная осетия). Давайте называть вещи своими именами

    Thumb up 0 Thumb down 0

  6. Также Котиев – первый чемпион мира с Кавказа
    И если мне память не изменяет – второй российский чемпион мира
    Вообще молодец мужык

    Thumb up 0 Thumb down 1

Оставить Ответ

Похожие новости