Главные события:

У Кармазина будет еще один последний шанс?

У Кармазина будет еще один последний шанс? (1)

Если кто-то ждет от меня визга в стиле “засуди-и-или-и-и!!!”, то скажу сразу, что ничего подобного не будет. Один судья, американец Джон Лоусон, поставивший 118-111 в пользу Сильвестра, был явно “косым”, но другой арбитр и тоже американец Мэттью Подгорски, поставивший 117-111 в пользу Кармазина, косил не хуже, только в другую сторону, так что жаловаться не на что: двое безумцев друг друга уравновесили. Зато третий судья, поставивший 114-114, видел, на мой взгляд, как раз то, что происходило на ринге. Так что ничья – это самое большее, на что мог рассчитывать Роман в этих обстоятельствах, и, думаю, он это сам понимает.
Более того, я вообще поражен, что победу не отдали Сильвестру, но не потому, что тот выглядел явным победителем, а потому, что бой проходил в Германии, где судьи обычно настолько не любят обижать местную публику, что эта самая публика часто обижается на них самих, считая, что ей слишком грубо подыгрывают.
А в поединке Сильвестр – Кармазин начиналось все ни шатко ни валко, как и положено в таких боях, где оба противника неудобны друг для друга. Сильвестр – типичный “школьный” немец. Он все делает правильно, особенно защищается. Пробить чисто в эту вечно прикрытую блоком голову крайне сложно. Сам он по большей части бьет “раз-два”, то есть двойку из двух прямых, слева и справа, и джеб. Ну и использует еще пару приемов, о которых речь пойдет ниже.
Вроде бы техника у немца крайне обуженная, но она доведена даже не до автоматизма, нет, автомат здесь отдыхает, а до инстинкта. Драться с таким – сущий ужас. Кармазин же – неудобный, “неправильный” боксер, который всегда может удивить неожиданным, далеким от классики ударом. В общем, тоже неважный подарок для любого противника. Так что неудивительно, что они какое-то время не могли друг к другу пристроиться.
Первые четыре раунда прошли с переменным успехом. Периодически огорчал джеб Сильвестра, который тот временами бьет с большой силой, и пару раз Кармазина от него не то чтобы перетряхнуло, но встряхнуло. Не радовали и двойки Сильвестра. Пусть в его правом прямом и кроссе нет какой-то особой силы, но это серьезные удары. Но и Роман в долгу не оставался. Его джеб тоже не делал Сильвестра особо счастливым. Его удары справа были временами неожиданными и сильными. Наконец, он несколько раз здорово застал Сильвестра врасплох правым апперкотом.
Однако слово “врасплох” здесь будет не совсем точным. Немец все время хоть в самый последний момент, но замечал практически любой удар и почти всегда успевал хотя бы частично прикрыться, или утопить челюсть в плече, или сделать еще что-нибудь в этом роде.
Кроме того, Сильвестр эффективно пользовался одним крайне неприятным приемом, который делает ему честь. В клинчах он быстро прилипал к Роману, бросаясь ему лицом на плечо, как влюбленная невеста, а потом уже совсем не по-невестински выбрасывал, отклонившись чуть назад, из-под этого самого плеча правый апперкот, и это он проделывал на протяжении всего поединка множество раз. В других случаях он также в клинчах бил казавшиеся достаточно сильными боковыми. Это были явные домашние заготовки. В целом пока было совершенно непонятно, куда пойдет бой.
Ситуация изменилась во второй трети боя. Начиная с пятого раунда Кармазин стал попадать чаще и как-то плотнее. Где-то неожиданно засадил левый по печени, где-то провел апперкот, где-то двойка дошла до цели. Наносил сдвоенные и строенные джебы. Вообще, был достаточно сериен. Сильвестр отвечал, но не так убедительно. Создавалось отчетливое впечатление, что Роман медленно, но верно переламывает ситуацию в свою пользу, особенно в шестом раунде. Однако была неуверенность в судьях, а надежды на то, что Кармазин сумеет отправить Сильвестра в нокаут, таяли на глазах. Слишком уж тот все хорошо видел.
Увы, начиная где-то с восьмого раунда стало очевидно, что стойкий немец не только все хорошо видит, но еще и неплохо себя чувствует. Он, кажется, поймал второе дыхание. Заключительные раунды прошли не то чтобы с каким-то серьезным преимуществом Сильвестра, но в целом создавалось впечатление, что он действует поточнее, особенно неприятными были его правые прямые. А в сочетании с тем, что Сильвестр боксировал дома, возникала уверенность в том, что все равные раунды отдадут ему, и тогда Кармазину ловить в этих нойбранденбургских водах будет нечего, кроме каких-нибудь карасей, если он вдруг захочет отправиться после боя на рыбалку.
Понимал это и Роман. Он старался изо всех сил, но как раз их осталось не так много. Кроме того, предательски начал закрываться левый глаз, вокруг которого образовалась значительная гематома и рассечение на нижнем веке, выглядевшее просто ужасно. Это не помешало Роману достойно завершить бой, хотя задолго до его конца было ясно, что судьба боксеров будет решаться судьями, на которых лично у меня большой надежды не было.
Настроение после окончания боя было похоронным. По-моему, у Романа и его команды тоже. Доносились фразы вроде: “Молодец! Сделал все что мог!” Так обычно готовят к поражению. Кое-что удалось услышать и из угла Сильвестра, а именно, слово “Unentschieden”, что означает “ничья”, но я в самом прямом смысле слова не поверил своим ушам. Ничья в таком бою в Германии? Да тут много раз местным давали победы, когда их только на носилках с ринга не уносили!
К тому же Сильвестр ходил таким гоголем-моголем, проявляя просто нечеловеческую для себя эмоциональность, что никаких сомнений в его успехе не было. Кто не знаком с Себастьяном, тот не знает, что легкая улыбка на его лице отражает примерно ту же степень восторга, что у очень сдержанного человека прыжок в воздух со стула на три метра с разрывом штанов и непристойным криком. Нет, ничего, кроме его победы, тут быть просто не могло.
Тем не менее вокруг ринга творилось что-то совершенно непонятное. Пауза затягивалась и затягивалась. Так бывает почти всегда перед тем, как будет вынесен какой-то неожиданный результат. Неожиданность тут могла быть только в нашу пользу, но в счастливое окончание этой бесконечной задержки почему-то не верилось.
Плюс у ринга возникла “нештатная ситуация”. Кому-то из команды Кармазина что-то не понравилось в одной из судейских записок, и вскоре у столиков возле ринга завязалась нешуточная драка. Какого-то крупного мужика (судя по всему, того самого представителя команды Кармазина) общими усилиями скручивали. Но о том, из-за чего все это произошло, я скажу чуть позже. А пока мы видели только драку и понимали, что это, скорее всего, как-то связано с затянувшейся паузой.
Когда наконец заговорил ведущий, то показалось, что его голос раздается чуть ли не с небес. Первый судья поставил 117-111, второй – 111-118 – именно так сказал ведущий, желая подчеркнуть, что эти два арбитра назвали разных победителей. Ну и третий судья поставил ничейные очки: 114-114. Его мнение и стало окончательным. Таким образом, Сильвестр сохранил свой титул IBF в категории до 72,6 кг.
После боя мне удалось связаться с Крисом Майером, исполнительным директором промоутерской фирмы Sauerland Event, которая ведет дела Себастьяна Сильвестра, а также, если кто забыл, и наших тяжеловесов Николая Валуева и Александра Поветкина.
Я задал Майеру только один вопрос: из-за чего возникла та самая драка? Майер ответил, что супервайзер матча Питер Уилкинс допустил ошибку в сложении, подсчитывая очки, поставленные арбитром Паскуале Прокопио из Канады, в результате чего общий счет получился 114-113 в пользу Кармазина. Но такого счета не могло быть по определению, так как нокдаунов в этом бою не было, как и раундов с тотальным преимуществом одного из боксеров, а только в таких раундах счет может быть 10-8. Следовательно, в любом раунде счет мог быть только 10-9 в пользу того или иного боксера, что делало общий счет в 114-113, как уже говорилось, невозможным.
После того как были снова пересчитаны все пораундовые карточки Прокопио, общий счет получился 114-114. Здесь нужно сказать, что сам боковой судья не ведет общий подсчет очков: он выставляет только оценки за каждый конкретный раунд. Известны случаи, когда боковые судьи сами бывали удивлены, какой общий счет поединка получился по их пораундовым запискам.
Я пытался связаться с Романом Кармазиным, чтобы узнать его мнение по этому поводу, однако все его известные мне телефоны были отключены. Но я обязательно постараюсь обсудить с ним эту историю в ближайшие дни, так что, возможно, у нее будет продолжение. Если говорить честно (а говорить бесчестно не получится в любом случае, так как я это уже сказал в прямом эфире), на моей “карте” тоже вышло 114-114, а к болельщикам Сильвестра меня как-то трудно отнести.
Однако не все так безнадежно. В своей предматчевой заметке о Кармазине я написал, что вся его карьера состояла из последних шансов, и каждый раз последний шанс оказывался предпоследним, и так без конца. Что-то вроде этого получилось и на этот раз. Ничья не дала Роману титула, но сохранила за ним место “в обойме”. Так что еще не вечер. Так – легкие сумерки.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ, Спорт-Экспресс

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

3 ВОПРОСОВ и ОТВЕТОВ

  1. Saha spasibo tebe saetu statiy,ona ozeni zestnaja,Roman moi bliskii drug,mnogo let sanimalisi wmeste,ja bul na etom boy,Roman wuigral,eto potwerdil i Maske,i mu eto wideli,dai Bog, Roma sebja ihe pokaget,hto bu nepisali hto wosrast,ja snay Romana 20 let.on swoego dobiwaetsja,ja bul S Romanom i do boja.i posle boja,on molodez,dergitisja wsegda krasiwo.Roman zempion.

  2. sergei131, не за что!
    Всегда рад нашим друзьям!

  3. Могу только подтвердить слова Сергея!!! Болели и кричали за Ромку сильней чем все 4,500 т. немцев сидящих в етом зале!!!
    Роман доказал что он один из самых лучших бойцов и не за зря номер 1!!!
    Боец и большой души человек!!!
    Удачи тебе Рома!!!

Оставить Ответ

Похожие новости