Главные события:

День бегуна

Photo SHAUN CURRY/AFP/Getty Images
Photo SHAUN CURRY/AFP/Getty Images

 

В субботу в Нюрнберге британец Дэвид Хэй в упорном бою победил по очкам Николая Валуева и стал чемпионом мира в тяжелом весе по версии WBA. Правда, Хэй в этом бою не столько бил, сколько бегал, но победителей не судят. Или по крайней мере делают вид, что не судят.

Сразу после боя я услышал, как один англичанин звонил куда-то и рассказывал о победе Дэвида Хэя. Кажется, у меня на глазах рождалась легенда. Так рассказывали о подвигах короля Артура и рыцарей круглого стола. Впечатление было такое, что Хэй все двенадцать раундов гонял по рингу Валуева и, может быть, даже не его одного, и только чудовищное стечение обстоятельств, включая подземные толчки и проделки ведьм, помешало Хэю нокаутировать Валуева раз двадцать восемь.

Я ничего подобного не видел. Понимаю, как получился счет 114-114 у одного из судей. Понимаю и то, как получился счет 116-112 в пользу Хэя у двух других. Не удивился бы, если кто-то из арбитров поставил 115-113 в пользу Валуева. Но, по-моему, ни о каком доминировании Хэя на протяжении всего боя не может быть и речи.

ПО УКОРОЧЕННОЙ ПРОГРАММЕ

Предварительные бои в этот день удались на славу. Проблемой для организаторов было только то, что многие из них закончились досрочно, так что пришлось переигрывать программу по ходу дела, и иногда случались затяжные паузы, но пенять на это как-то не хотелось, потому что посмотреть было на что.

Потому что в Нюрнберге в субботу, кажется, проходил необъявленный день роскошных брюнеток. Идешь – и как будто плывешь по волнам великолепных темных женских волос. На многих к тому же были струящиеся платья, которые делали осмотр ринга с его героями не всегда возможным.

Пейзаж, правда, несколько портила другая группа болельщиц: довольно многочисленные пожилые тетки в мини-юбках. По-моему, уж лучше молодые монахини в своих скромных одеяниях. Там есть хоть простор для фантазии, а здесь одна жестокая правда о прошедшей молодости и о так и ненажитом уме. Ну да ладно, к любимой теме мы еще не раз вернемся.

Первым значимым боем вечера был поединок молодого немецкого тяжеловеса Эдмунда Гербера с американцем Шоном Маклином. Начал немец как-то неубедительно. Все изменилось, когда он неожиданно провел правый прямой, от которого соперник рухнул, как будто из-под него ковер выдернули. Маклин встал, но после еще двух нокдаунов все в том же первом раунде бой был остановлен.

Затем болгарин Кубрат Пулев, выглядящий как значительно более крупный младший брат экс-чемпиона мира в полутяжелом весе поляка Дариуша Михальчевского, убедительно победил по очкам в шестираундовом бою сильного и страшно неудобного нигерийца Гбенгу Олукуна. Впечатление Пулев (для которого это было всего лишь третье выступление на профессиональном ринге) произвел хорошее, но уж очень грязно работал.

Особенно запомнился эпизод, когда он нанес рубящий, как топором, удар сверху то ли по шее, то ли по затылку ушедшего в низкую стойку Олукуна даже не кулаком, а ребром ладони. А когда рефери сделал ему за это замечание, широко заулыбался, словно говоря: “Ну ладно тебе, дядя. Нашел к чему придраться”. В чем-то он был прав: чтобы перерубить эту шею, могло не хватить и настоящего топора.

В бою украинского тяжа Тараса Биденко и огромного шведа Роберта Хелениуса разыгралась настоящая драма. Биденко делал все, что мог, но этого не хватало. А рядом с рингом, в двух метрах от меня, сидела его жена, на которую, во всяком случае вокруг ринга, смотрело едва ли не больше народу, чем на сам ринг. Большинство не знало, что это его жена, просто такие женщины не проходят по жизни незамеченными. Толпе британских корреспондентов не было дело ни до украинца, ни до шведа, и они откровенно пялились на эту женщину. А ее мужу доставалось в этот момент по полной программе, хотя упрекнуть его было абсолютно не в чем, и ей надо было “держать лицо”, и она держала. Достойно, ничего не скажешь.

Бой остановили после третьего раунда. Не то чтобы Хелениус уж очень много выигрывал, но лицо Биденко заливала кровь, а учитывая, что свой последний бой, с Денисом Бойцовым, он проиграл нокаутом, затягивать дело явно не стоило.

У американца Келвина Дэвиса – соперника бывшего советского человека Александра Френкеля (до 90,7 кг) – на спине была какая-то загадочная татуировка, напоминавшая след динозавра. Она по-своему оказалась пророческой, потому что всего через пару минут Дэвису, наверное, почудилось, что на него как раз-таки наступил динозавр. Френкель сначала пробивал соперника джебами, как копьем, а потом стал бить сериями с упором на левые апперкоты. На беду Дэвиса, у него оказались каучуковая голова и крепкие ноги, которые все держали и держали его, хотя давно было пора падать, чтобы сохранить “хозяину” здоровье. Но то, что не сделали ноги, сделал рефери, который остановил избиение.

После этого боя я отправился погулять по залу, так как организаторы искали, чем заполнить возникшую из-за раннего окончания многих боев паузу, и среди всего брюнеточного великолепия, которое здесь царило, мне наконец попалась и одна очень запоминающаяся блондинка в белых джинсах в облипочку, а облипать очень даже было что, в черных перчатках, которые она не снимала, и со взглядом, как удар кнута. Жестокая женщина. Правда, это явно не по моей части, но любой мазохист просто сразу свалился бы к ее ногам бездыханным. Одного такого я увидел неподалеку. Бедняга, наверное, потом всю ночь плакал, вспоминая ее.

Тем временем на ринг вышли пуэрториканец Франсиско Паласиос (до 90,7 кг) и американец Делеон Тинсли. Вообще-то они должны были выступать уже после главного боя, но надо было заполнить паузу, и их выпустили сейчас. Однако Паласиос ни в коей мере не склонен был помогать кому-то тянуть время и уже в первом раунде левым боковым нокаутировал соперника.

Ну а дальше случилось нечто совсем неожиданное. Я увидел зрелищный бой с участием Джона Руиса – кажется, впервые с тех пор, как его нокаутировал за 19 секунд в 1996 году Дэвид Туа. Вообще, чем дальше, тем больше уважения Руис у меня вызывает. Кто бы что бы ни говорил, а он хороший боксер. К тому же такой фанатик здорового образа жизни, что это уже граничит с очень нездоровым образом жизни. Так, в пятницу на взвешивании он не выпускал ручные эспандеры из обеих рук и все качал и качал кисти. Только непосредственно взвешивался без них.

Его сегодняшний соперник немецкий турок Аднан Серин мало что мог предложить, кроме своей очень крепкой головы и сильной воли. Руис доминировал всю дорогу и даже как-то увлекся красотой бокса, так что иногда пропускал совершенно необязательные удары, но вышло все достаточно здорово. Бой остановили в седьмом раунде. Когда Руис сошел с ринга, все увидели, что нос у него слегка съехал в сторону, но собой он все равно был доволен, и в кои-то веки и им были довольны.

На этом предварительные бои закончились. Правда, после поединка Хэй – Валуев на ринг еще вышел экс-чемпион мира по версии WBO в тяжелом весе Сергей Ляхович из Белорусии, который, кажется, решил заявить, что вернулся всерьез и надолго. Я бы с удовольствием поговорил о нем побольше, но Ляхович такой возможности просто не дал. Уже в первом раунде он совершенно забил своего соперника, довольно известного американского тяжа Джереми Бейтса, и бой остановили.

О ТЯЖЕЛОМ

Ну, вот мы и подошли к тому, к чему подходить не хотелось. Как солдат Швейк шел на войну, выбирая самый длинный окольный путь, так и я в своем репортаже добирался до главного боя вечера. Теперь увиливать уже некуда.

Перед самым боем пронесся слух, что Хэй отказался выходить из раздевалки. Думаю, это все-таки была сплетня, потому что буквально через минуту все увидели на висящем под потолком экране идущего Хэя.

Он поднялся на ринг весь завернутый в британские флаги. На шортах флаги красовались с обеих сторон. Спереди перекрестье полос приходилось на самое оно, а когда Хэй повернулся спиной, стало видно, что и там перекрестье красуется на “самом оне”. Ну, что ж, родину любить можно по-всякому.

Николай вышел через несколько минут, очень спокойно и буднично.

Потом пропел свою оду о “др-р-р-раке” ведущий Майкл Баффер, а затем сыграли гимны. Тысячи англичан стройно спели свой гимн. Все как положено, с чувством, а некоторые и со слезами на глазах. И здесь снова невольно подумалось о любви к родине, но уже не в ее порточном варианте, как у Хэя. Все-таки это чувство не вобьешь даже колом в задницу. Так англичанам ничего вбивать и не надо.

Затем исполнили наш гимн. Кто-то пел, но преимущественно предпоследний вариант про торжество коммунизма. Некоторые, правда, исполняли довольно диковинное попурри из обеих последних редакций текста. Звучало интересно.

Спели, и началось. Началось вяло. Хэй установил какую-то запредельную дистанцию между собой и Валуевым и всячески препятствовал ее сокращению. Валуев действовал в основном левой рукой, пытаясь достать Хэя джебом, но даже его длины рук для этого часто не хватало. То, что Хэй делал, он делал хорошо, но это было крайне далеко от того, что он обещал. Агрессивными намерениями здесь и не пахло.

Так и прошел первый раунд. Второй получился поживее. Хэй очень мало и очень редко что бы то ни было делал, но любой его удар, хоть по защите, хоть по воздуху, зал воспринимал с восторгом. Правда, справа один раз британец попал четко, и это был пока лучший удар за весь бой. Однако Валуеву он был как слону дробина, а сам Николай все время шел вперед и иногда доставал Хэя.

Так все дальше и шло. Иногда, очень редко, Хэй цеплял Николая левыми боковыми и правыми прямыми. Не сильно, не вкладываясь в удар, но смотрелось это куда лучше, чем джебы Валуева, которые к тому же редко приходились плотно, все больше вскользь или по уходящей цели.

В третьем раунде Хэй опять попадал если и не чаще, то эффектнее. Провел удар справа, провел двойку, под конец было несколько разменов. Валуев тоже отвечал, но видевший его удары Хэй обычно (хотя и не всегда) успевал убрать голову с пути кулака Николая.

К этому моменту стало абсолютно ясно, что штаб Хэя не мудрствуя лукаво выбрал ту же тактику, что Эвандер Холифилд в бою с Валуевым, только в более крайнем варианте. Холифилду самолюбие не позволяло постоянно бегать, а Хэю оно позволит все что угодно. Он все равно будет балдеть от себя, что бы ни делал.

Честно говоря, в этот момент мне уже все было понятно, и я вынужден признать, что Хэй и его команда, может быть, полные профаны в менеджменте, как о них все говорят, и много чего не знают, но они умные люди и очень точно просчитали ситуацию.

Было абсолютно ясно, что после боя с Холифилдом Валуеву не дадут еще одну победу в схожем по сценарию бою. Хэй вовсе не собирался лезть на рожон и пытаться нокаутировать Николая в первых раундах. Все его предматчевые выступления были призваны только навести тень на плетень. Его главная задача была не попасть в клинч, и эту задачу он выполнил прекрасно. За весь бой запомнился один клинч. Может быть, был еще один или два, но это и все.

Хэй собирался провести бой, набирая очки отдельными ударами с дистанции, и это ему пока удавалось.

Четвертый и пятый были, пожалуй, лучшими раундами Валуева. Ему удавалось чуть больше, чем раньше, а Хэю чуть меньше. Николай попадал и слева, и справа, а кроме того, стал лучше и чаще бить по корпусу. К ударам по нижнему этажу Хэй был готов куда хуже, но он и здесь стал как-то выворачиваться и приспосабливаться и, конечно, продолжал свой забег спиной. Можно сколько угодно говорить, что это некрасиво, что это не бокс, но никаких правил он не нарушал.

Правда, и английские болельщики (по крайней мере из числа репортеров) были не всегда в восторге. В течение четвертого и пятого раундов я несколько раз слышал, как они кричали Хэю: “Да дотронься же ты до него!” – но они же в паузах говорили, что Хэй молодец, правильно выбрал тактику, ввел всех в заблуждение и ведет дело к победе. И что можно было на это возразить? Что нам не нравится такой бокс? А плевали они на то, что нам нравится и что не нравится. Он им и самим не нравился, но было важно, что избранная тактика, скорее всего, приведет Хэя к победе.

В шестом раунде Хэй чуть подтянулся и восстановил равновесие. Николай, вроде бы, несколько раз и попал, но все по уходящей цели. В седьмом ему разок удалось достать Хэя справа, и того даже как-то повело в сторону, хотя, может быть, он просто слишком быстро уходил. Валуев опять доставал Хэя джебами, но именно доставал, не более того. В конце раунда завязался размен, и Хэй был в нем точнее, и всем запомнилось именно это. Хэй вообще не раз и не два использовал тактику кражи раундов. То есть скакал, как сайгак, большую часть раунда, стараясь не пропустить, а потом в концовке вдруг выкладывался, а, как нас учил великий Штирлиц, запоминается последнее.

Конечно, можно устроить плач Ярославны по этому поводу с криками: “Нечестно!” Однако это сразу становится честным, когда такую тактику избирает тот боксер, за которого мы болеем. Так что не будем играть в своих разведчиков и чужих шпионов. Все мы более или менее “шпионы”, то есть стремимся подсудить себе и своим, так что не будем придираться, если нас обыграли по тем самым правилам, которых и мы по возможности придерживаемся.

ПОКЛОННИКИ

Хотел бы сказать еще несколько слов об английских болельщиках. Дело в том, что здесь я убедился в том, о чем раньше только слышал. Очень многие из них – это люди с двойным дном. Разумеется, не говорю об откровенных хулиганах, у которых нет национальной принадлежности и одно дно на всех – подонское. Нет, я говорю о совсем другой категории людей, которых в Нюрнберге видел предостаточно.

Они выкрикивают чудовищные оскорбления, они ведут себя, как свиньи, но вот у одного из таких зазвонил телефон, он снимает трубку – и начинает обсуждать какой-то весьма серьезных бизнес-проект с кем-то на другом конце провода. У него меняется все: голос, манера и даже, представьте, язык. Только что он общался со своими на каком-то вахлацком наречии, состоящем преимущественно из междометий и отдельных гласных звуков, и вдруг ты слышишь очень хороший литературный английский.

И тогда ты понимаешь, что на работе и в кругу семьи – это совершенно другой человек. Наверное, толковый работник, может быть, даже очень толковый. Скорее всего, любящий муж и отец и вообще приятный человек, с которым можно за чашкой чая поговорить о чем угодно. Но у него есть неодолимая атавистическая потребность побыть раз в неделю или раз в месяц в течение нескольких часов агрессивной свиньей, и вот сейчас на стадионе он ее и реализует.

Тем временем тот, за кем я наблюдал, закончил разговор, спрятал телефон и присоединился к общему хору, снова сменив и язык, и лексикон, и никого это не удивляет.

Однако и эти люди составляли все-таки не основную массу. Среди англичан было очень много и откровенных приколистов мирного толка. Так, довольно большая группа, усевшаяся вместе, заявилась сюда в костюмах идеологически чуждого нам Санта-Клауса. Трибуна с ними представляла собой немного дикое, но забавное зрелище.

О ТЯЖЕЛОМ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

И все же я вынужден вернуться к своему невеселому повествованию. Хэй постепенно стал наращивать обороты, и это тоже было вполне ожидаемо. Во-первых, он явно так и собирался сделать: вымотать Николая, заставив бегать за собой, заведомо зная, что тот из-за своего большого веса устанет раньше. Во-вторых, что бы он ни говорил, но поначалу габариты Валуева его откровенно пугали, а теперь он постепенно освоился с ними и попривык. К этому моменту у меня уже все было точно как у Бабеля: на носу очки, а в душе осень.

Восьмой раунд Хэй опять “украл”, выиграв концовку. Из девятого тоже запомнились в основном атаки британца обратной двойкой, удар справа и еще что-то. Николай тоже попадал, но самые запоминающиеся удары нанес Хэй.

В десятом Валуев, пожалуй, был получше. А одиннадцатый получился довольно тяжелым. Вновь Валуев вроде бы и попадал, но более яркие атаки принадлежали Хэю, потому что в его ударах больше чувствовался акцент. Кроме того, Николай явно стал уставать.

К моему удивлению, в рядах английских репортеров настроение становилось временами совсем уж легкомысленным, что было нехорошим признаком. Так, один корреспондент рядом со мной в перерыве после одиннадцатого раунда занялся “делом”. Тут у одной из буйно и неподалеку болевших прекрасных брюнеток стала чуть сползать вверх и без того короткая юбка. Бедолага, забывший и о боксе, и о Хэе, и о туманном Альбионе, и даже о королеве, тщетно пытался своим испепеляющим взглядом “сползти” юбку еще дальше. Хотелось ему сказать, что так можно девушке и колготки прожечь, но тут наконец прозвучал гонг, извещавший о начале заключительного раунда, и британец снова вспомнил, зачем он здесь.

Итак, наступил двенадцатый раунд, и тут очки сползли на кончик носа, а осень в душе стала совсем слякотной: ну, не должны были судьи отдать победу Валуеву в таком бою. Не должны.

Николай неплохо проводил заключительный раунд, но у Хэя явно осталось больше сил. Он несколько раз попал, в том числе и справа, а в конце раунда произошел самый неприятный эпизод за весь бой. Хэй провел хорошую двойку, потом еще пару ударов вскользь, как мне показалось, а затем нанес левый боковой, после которого Николая явно болтануло.

Берусь утверждать, что нокдауном там и не пахло, но это был абсолютно лучший эпизод за весь бой, в котором одному бойцу удалось нанести самый большой урон другому. Может быть, Николай больше потерял равновесие, хотя после боя он лично мне признался, что пропущенный удар был сильным. Валуев вообще очень честный человек и не станет ничего приукрашивать в свою пользу.

Однако Хэй этим не ограничился. Он вновь пошел вперед. Двенадцатый раунд получился лучшим за весь бой, и это был раунд Хэя.

Судейский вердикт не заставил себя долго ждать. Первый судья дал ничью: 114-114. Затеплилась надежда, я оглянулся вокруг и увидел, что кругом стоят англичане, морально и физически готовые разнести зал. Ну и черт с ними, пускай разносят. Баффер уже назвал цифры 116-112 и сказал, что эти очки поставили оба оставшихся судьи. Ну и?! Баффер выдержал паузу по Станиславскому и объявил, что появился НОВЫЙ чемпион мира в тяжелом весе по версии WBA. Все, надежд не осталось. Через долю секунды Хэй был провозглашен победителем.

Ничего другого я и не ожидал. Прошу понять меня правильно. Ни в коем случае не хочу сказать, что Николай потерпел какое-то сокрушительное поражение. Как я уже упомянул в самом начале, счет 114-114 не был запредельным, его легко можно было бы обосновать. Очень многие люди вокруг ринга – безусловно, разбирающиеся в боксе и абсолютно беспристрастные, так как они не представляли ни Россию, ни Великобританию, – высказывались в том духе, что Валуев заслужил ничью, и ему можно было бы сохранить титул, но большинство считали победителем Хэя.

Все эти мнения я услышал уже потом, а пока направился в угол к Николаю. Навстречу мне здоровенный охранник выводил молодого и, видимо, как-то оскандалившегося англичанина, который угрюмо пытался ему объяснить, что его не надо выталкивать: “Босс! Чего ты до меня докопался? Чего пинаешься? Я же и так иду”. Но даже в этой самозащитной тираде слышалось торжество. Сегодня был праздник не на нашей улице.

ПОСЛЕ ЗАБЕГА

На пресс-конференции Валуев совершенно справедливо говорил, что это был не бой, а забег на марафонскую дистанцию. Все правильно. Хэй был в этом поединке не львом, а антилопой, и даже эпизод в последнем раунде не изменил этого впечатления. Антилопа тоже может так пнуть льва копытом, что тот на секунду остаканится. Однако спорить было бесполезно. Хоть и антилопья, но это была тактика, которая позволила Хэю одержать победу, а победителей не судят.

Сам Хэй на пресс-конференции мгновенно сменил имидж. Теперь это уже был не крикливый хам, а спокойный, рассудительный, хотя и сказочно довольный собой человек. А чего ему было быть собой недовольным?

На вопросы Хэй отвечал вдумчиво. О Валуеве говорил сдержанно и с симпатией, как будто не было тех бесчисленных оскорблений, которыми он сыпал до матча. Кстати, лицо у него оказалось побито куда сильнее, чем у Николая.

Скептичнее всех о британце высказался промоутер Валуева Вильфрид Зауэрланд, который среди прочего сказал, что тактика Хэя часто сводилась к тому, чтобы две минуты и пятьдесят секунд каждого раунда бегать, а потом десять секунд что-то делать. Но я, честно говоря, подумал тогда о другом. Я не уверен в том, что для Николая было бы лучше, если бы судьи в этом бою отдали ему победу. Сколько было бы разговоров о “домашнем” решении, даже подумать страшно, а так и проиграл вроде бы совсем немного. Да и двенадцатый раунд – это ведь еще не весь бой. Так что у Валуева совсем не такая плохая позиция для нового старта.

Уже после пресс-конференции мне удалось перекинуться парой слов с обоими его промоутерами, Вильфридом Зауэрландом и Доном Кингом, и у меня никак не создалось впечатления, что Валуева списали со счетов. Да, сегодня получился вот такой чужой праздник, но еще не вечер, а даже если и вечер, то будет ведь и завтрашний день.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

 “Спорт-Экспресс”

Метки: , , , , ,
Подписаться на RSS комментариев к этой записи

5 ВОПРОСОВ и ОТВЕТОВ

  1. Интересно, он баннер этот заранее приготовил или быстро его сделал после победы?

    Thumb up 0 Thumb down 0

  2. Угадай с трёх раз ))

    Thumb up 0 Thumb down 0

  3. Одно могу сказать сочинял наверное долго))))

    Thumb up 0 Thumb down 0

  4. Да нет, журналисты быстро пишут ))
    Иначе бы голодными ходили!

    Thumb up 0 Thumb down 0

  5. admin))))))

    Thumb up 0 Thumb down 0

Оставить Ответ

Похожие новости