Главные события:

Интервью Магомеда Шабурова

Магомед Щабуров

Магомед Щабуров

Вот вы, например, сможете вспомнить лицо или имя самого спокойного и рассудительного человека в мире, встречавшегося вам когда-либо в жизни, дай вам на это пять секунд? Нет? Это значит вы не знакомы с Магомедом Шабуровым. Познакомиться с ним мне выпала честь еще в Новосибирске зимой прошлого года и впечатления об этом тренере у меня осталось очень надолго. Не часто ведь в собеседники попадается человек с таким богатым жизненным опытом, при этом достаточно молодой, умеющий очень грамотно разговаривать, вдумчивый и обладающий плюс к этому очень широким кругозором.

 
Второй раз увидеть и взять интервью у Шабурова у меня получилось не так давно в Гамбурге и, как я и предполагал, никаких закрытых тем, касающихся бокса или еще чего бы то ни было, у известного тренера клуба Юниверсум не оказалось. На любой вопрос, пусть даже содержащий в себе неприкрытую критику — прочитанную мною в том числе и на нашем сайте, а также услышанную в разговорах на боксерские темы ранее, — Магомед (или как его называют окружающие — Мага) лишь спокойно улыбался и тихим, спокойным и даже немного вкрадчивым голосом высказывал свое мнение.
— Магомед, один из ваших подопечных — Виталий Тайберт — недавно должен был вернуться на ринг после первого поражения в карьере, однако получил травму. Это действительно травма или дело в чем-то другом? Может быть психологический настрой?
Нет, Виталий действительно травмировался. Напомнила о себе старая травма, которая преследует его еще с любителей. Речь идет о его правой руке, которая в свое время неправильно срослась и сейчас время от времени дает о себе знать. Тем более, что прошлый год у нас был очень плотный: мы провели большое количество боев и тренировочных циклов. А здесь важно понимать, что для подготовки к одному двенадцатираундовому бою нужно провести 50-60 раундов спаррингов. В прошлом году он провел три таких боя, поэтому можете посчитать сколько он провел раундов — около 150.

— А что дальше у Виталия?
Что дальше? Дальше мы станем чемпионами мира в первом легком весе (улыбается).
— Но он же проиграл последний бой, разве можно сейчас так смело говорить о титульном поединке?
Вы знаете, тот поединок был достаточно близким, и мы проанализировали все ошибки, сделанные в нем. Я в Виталия верю и знаю, что наши промоутеры в него верят. Поэтому, думаю, что задача нам вполне по силам, так как Виталий — очень талантливый парень.
— Магомед, другая ваша воспитанница, Сюзи Кентикян провела свой прошлый поединок очень хорошо, буквально разгромив Елену Рид, которая в свое время дала два очень тяжелых мира Регине Хальмих. Ожидали, что получится так легко?
Мы на это и готовились. Это был первый ее поединок, который она работала точно по нашему плану. Мы хотели отработать точно по схеме, то есть на контратаках и, несмотря на то, что у нее скорее всего могло бы получиться ее додавить, нам нужен был именно такой бой, которые мы провели.
— При подготовке к поединку с Рид вы использовали записи ее боев против Хальмих?
Да, конечно. В тех боях она была более агрессивной, чем у нее получилось с нами, поэтому мы и разрабатывали тактику на контратакующий бокс. Сюзи ведь такая — она, в основном, или ударит в первых раундах или уже боксирует весь бой и побеждает по очкам. Типичный нокаутер (улыбается).
— Теперь хотелось бы поговорить о россиянине Игоре Михалкине, который всего лишь в восьмом своем поединке на профессиональном ринге одержал, если можно так сказать, неожиданно легкую победу нокаутом во втором раунде над Деандри Аброном, который всего лишь одиннадцать месяцев назад до этого отбоксировал всю дистанцию за титул WBO в полутяжелом весе против венгра Золта Эрдеи. После этой довольно впечатляющей победы, спустя каких-то две недели, он вновь выходит на ринг и уверенно побеждает своего следующего соперника. Скажите, вы не ожидали такого от Игоря? Все-таки парню всего 23 года.
Ну как сказать не ожидал. Во-первых, Игорь — очень одаренный и талантливый спортсмен. В данный момент он очень хорошо себя показал и дальше все будет зависеть от него. Будет работать, стараться — будет и прогресс.
— А вам не кажется, что заданный в двух последних боях темп — это не совсем то, что ему нужно?
Нет, я так не думаю. Если бы не было такой победы над Аброном, то конечно ему бы не дали боксировать так рано. Просто сейчас идет смена поколений, другая скорость, другая техника и Аброн оказался не соперник для Игоря.
— А как работается с Геной Головкиным? Все-таки он очень известный любитель, чемпион мира, серебряный призер Олимпиады. Есть какие-то сложности? Вы стараетесь его переучить под профессионала?
Нет, я никогда не переучиваю своих боксеров. Я стараюсь дать им что-то новое. Наша работа с Головкиным очень заметна по нему самому, так как он очень трудолюбивый и способный парень. Гена — будущий чемпион мира, я в этом даже не сомневаюсь.
— Ясно. Магомед, а что же все-таки произошло в поединке Дениса Инкина с Кароли Балзаи? Ведь Денис выиграл первую половину боя, а потом начал сдавать и явно проиграл последние шесть раундов. Мне не раз приходилось слышать, что это поражение случилось в том числе и по вине тренера. Не было ли это тренерской ошибкой?
На тот момент я постарался слепить то, что можно было слепить. Сама подготовка получилась у нас достаточно рваной: две недели спаррингов мы провели в Новосибирске, три недели в Германии.
— Да, я про это слышал. Понятно, что тренировочный лагерь к бою прошел не оптимально, но мешало ли что-то еще?
Были еще некоторые моменты в подготовке, которые мне не нравились, но с этим тяжело было что-то поделать. Тренер не всегда может распоряжаться всем, что связано с организационной частью подготовки, к сожалению.
— Что теперь ждет Дениса?
Дальше мы будем подниматься и вновь выходить на титульный бой. Главное, чтобы здоровье Дениса позволило.
— Теперь, если можно, мой личный вопрос. Я не раз обращал внимание на ваше спокойное лицо во время перерыва между раундами. Откуда такое спокойствие? Ведь очень многие тренера выглядят очень эмоционально, стараясь объяснить своему боксеру, что делать дальше.
Спортсмен приходит напряженным в свой угол после раунда. Думаете ему нужен в этот момент взволнованный и эмоциональный тренер (улыбается)? В промежутке между раундами спортсмен должен отдохнуть и успокоиться, а для этого спокойный тренер и нужен.
— Ну и в заключении, хотел бы вас попросить сказать несколько слов российским болельщикам.
Знаете, мне кажется, что в нашей жизни очень важно быть стойким и всегда должно работать правило: то, что нас не убивает — делает нас сильнее. Старайтесь все его придерживаться и не ломаться перед трудностями. Ну а российским спортсменам и тренерам хотел бы пожелать спокойнее относиться к критике некоторых людей. Ведь если вас на улице облаяла маленькая собачка, вы же не встаете на четвереньки и не лаете в ответ?
В заключение Магомед Шабуров, который когда-то сам боксировал за любительскую сборную СССР, передавал привет «Трудовикам», то есть обществу «Трудовые резервы», в которые он когда-то входил и сказал, что до сих пор причисляет себя к ее членам. Эту просьбу я, конечно, не выполнить не мог.
(Photo by Nadine Rupp/Bongarts/Getty Images)

Автор Ю.Тарантин, по материалам http://allboxing.ru/

Метки: , , , , , , , , ,

Оставить Ответ